Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

Между жвачкой и пломбиром

Именно здесь в сочинском «Магните» стоят стеллажи с книгами.

Выбор скромный, но он процентов на девяносто удовлетворяет массовый читательский спрос –  Донцова, Акунин, кулинария, эротика, фантастика неизвестных авторов, мемуары погасших звезд, советы как похудеть, приворожить, заработать миллион. Неудовлетворенные и элитарные десять процентов вынуждены идти в книжный магазин, где их с порога встречают все те же Донцова, эротика, Эльдар Рязанов со своим неликвидом и фантастика. Серьезную литературу даже здесь нужно искать, но покупают в основном классику, - современная русская проза в общем объеме продаж составляет лишь доли процента. И это легко объяснимо: нет ни потребности, ни доверия, ни ожидания, что неведомый автор откроет для тебя что-то новое и важное. В ситуации, когда любой человек может издать любую книгу, - совершенно не важно, за свой ли счет, за чужой, на гранты или по издательскому договору, - первичен вопрос не как издать, а как продать.

Известный критик Наталья Иванова в своей колонке на OpenSpace опубликовала очень любопытную статью - http://www.openspace.ru/literature/projects/107/details/23290?view_comments=all#comments

Ее, как водится, не только не поняли, но и не прочли, - сразу принялись бить. Это уже привычная забава нашей литературной и окололитературной тусовки. Да, ее не любят. Да, она резка. Да, она привыкла судить по гамбургскому счету – если тексты на порядок ниже Достоевского, Льва Толстого и даже ее любимого Трифонова, то стоит ли вообще говорить об этих текстах?!.. Топоров еще резче, но его побаиваются. Во-первых, он может ответить(Иванова не отвечает никогда). Во-вторых, он нынче премиями заведует. А значит, есть хотя бы гипотетическая возможность эту самую премию получить или хотя бы на нее номинироваться. От Натальи же Борисовны не зависит практически ничего. Журнал «Вымя»(так злопыхатели называют то, где служит г-жа Иванова и чему она жизнь свою отдала) ныне издается мизерным тиражом, в продаже его нет - рассылается по библиотекам и лежит толстой стопкой в редакции, где его сами авторы и покупают.

    Кстати, о премиях. Плохо ими Виктор Леонидович заведует. Я понимаю, что тексты, как таковые, сейчас не интересуют ни читателей, ни критиков, но хотя бы члены жюри должны их читать! Манкируют, гады такие, – по именам голосуют, по личным предпочтениям… Судьбу питерского нацбеста решил голос… Ксении Собчак: Быкова она знала по тусовке, ему свой голос и отдала(хотя тоже, конечно, не читала). Топоров по этому поводу страшно переживает, побил горшки с Быковым, нажил новых врагов(как будто ему старых мало), но что он может сделать, если никто ничего не читает и читать не хочет?!

    Вернемся к статье Ивановой – умной, язвительной, тонкой. Поскольку это прочитывается не всеми, переведем на язык примитивный и грубый: тексты у вас, господа, так себе... Чтобы продать этот трэш, вас должны знать! Чтобы вас знали, нужно создать некий симбиоз вашего текста и личного образа… Далее г-жа Иванова приводит пример писателя, который этого не понимает(или не хочет этим заниматься), - он просто пишет, но его никто не знает, и книг его никто не покупает. А потом переходит к примерам удачного, на ее взгляд, мифотворчества.

    Владимир Сорокин - локоны, французская бородка, томный взгляд.

    Михаил Елизаров - прическа «конский хвост», подтяжки, черная рубашка, черные кованые ботинки с высокой шнуровкой — всё даже не с намеком, всё кричащее.

   Сергей Шаргунов - вызывающая симпатию внешность кареглазого херувима, правильное происхождение (отец — священник), попытка закрепиться на самом верху одной забавной политической партии, изгнание из нее. Больше мелькать, меньше молчать. Отсюда попросят, зайдем с другого входа.

    Наконец, любимец Натальи Борисовны(и я ее понимаю!) Захар Прилепин - начал с того, что выбрал имя, то есть псевдоним. А то был бы какой-то типа рохля, Евгений Лавлинский. Сентиментально окрашенное имя само звучало как псевдоним. А тут железом обмокнутым — и отнюдь не в сурьму. Железное имя, з-х-р! Хрип, агрессия, рычание, злость. И потом помягче: пр-л-п-н. Без «р» было бы сладко, а с двойным «р» псевдоним хорошо раскатывается: З-х-р-пр-л-пн («на слух мне показалось, что в Захаре Прилепине есть что-то такое языческое, рычащее» — так происходил авторский выбор). Стрижка наголо, сходство с Гошей Куценко, фенечки на шее, ботинки, водка, национал-большевизм, ОМОН et cetera.

    Теперь представим, что тот же Прилепин сидит себе затворником в своем провинциальном Нижнем Новгороде и с утра до вечера лишь нетленку кропает. Кто бы его тогда знал? Кто бы книги его покупал?.. В лучшем случае, человек пятьдесят на всю страну, включая родственников и знакомых. А сейчас его купят сто пятьдесят тысяч! И это не важно, что прочтут все те же пятьдесят человек, - мы же совсем о другом, правда?!

    Возвращаясь в связи с вышесказанным к пресловутым премиям, хочу представить себя в роли члена жюри: свой голос я отдал бы(разумеется, так же не читая) не Быкову или Прилепину, а «таинственному Фиглю-Миглю» - просто за то, что он не грузил меня своей косичкой, ботинками на шнуровке, брутальной лысиной и Чечней, - вполне возможно, что все это у него есть и даже в большем объеме. Но он ведь не трындит, не косит, не понтит, мы вообще о нем ничего не знаем. Даже то, какого он пола. Даже если он трансвестит из Колпино, я это проглочу. И Топоров с Ивановой – вечные антагонисты – проглотят. Потому что первичен текст. Всегда.

    А Наталью Борисовну мне искренне жаль. "Литература» ушла далеко вперед, а ее оставили в обозе. Она старомодна. И трогательна в этой своей старомодности - с ностальгией вспоминает роговые очки Трифонова, его единственный клетчатый пиджак, пирожки в портфеле(моветон, разумеется, жуткий). Но там были тексты. Там было о чем говорить. А здесь не о чем. Поэтому права она, а не ее злобные критики.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments