Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

ШЗ и универсальная система оценок

В Японии она, как известно, состоит из ста баллов, во Франции из двадцати, в Белоруссии и Грузии – десяти, России – пяти. «Школе злословия»(как и средневековой Европе) вполне хватило трех.Это, кстати, не предел: мой сосед Фитюлькин обычно спрашивает меня при встрече: скажи, это читать(смотреть, слушать) можно или говно полное?
Но вернемся к обожаемым мной дамам из ШЗ – они, разумеется, гораздо сложнее, чем мой сосед или отечественная система образования. Просто телевидение требует от них оценок простых и однозначных, иначе зритель почувствует себя идиотом и уйдет смотреть Дом-2. А зрителем, увы, приходится дорожить, иначе программу просто закроют, как это едва не случилось в конце этой весны.
Не знаю, как женщины, но многие мужики смотрят ШЗ исключительно для того, чтобы просто посмотреть на умных теток. В жизни им встречались разные, но такие никогда. Больше, конечно, западают на Дуню – она моложе, сексуальнее и чисто по-женски приятнее: и постебаться может, и прическу кокетливо поправить, и слезу пустить, и рассмеяться от души. Мне же, не скрою, милее Татьяна: умные женщины бывают и злыми, и талантливыми, и язвительными, и тонкими, и эрудированными, и несколько хамовитыми, но вот чтоб все это в одном флаконе?!
Ах, как же она умеет смотреть на собеседника!.. Иногда хочется, чтобы камера показала то место, на котором он сидит, и не стекает ли там что-то со стула. А как лихо она может оборвать заранее заготовленную речь! Как может испепелить взглядом!.. Как, наконец, дотошно, настырно, задавая все новые неудобные вопросы, раздевает бедолагу практически до исподнего… Помню, мне очень было жалко отца Андрея Кураева – казалось, еще минута этой пытки, и он честно на всю страну скажет, что Бога нет. Впрочем, Татьяна Никитична тоже его пожалела(хороший ведь человек, правда?) – отпустила с миром на невнятице про пресловутое адамово ребро.
Но вернемся к оценкам. Повторюсь: их примитивность и условность вынужденные. Но когда Дуня закатывает свои чудные глазки и складывает ухоженные ручки в старинных колечках, то ведь действительно хочется немедленно с ней согласиться, что, скажем, Елена Шварц и Евгения Гинзбург – гении, Вознесенский и Шаламов просто таланты, а Солженицын и «три тыщи девятьсот пятнадцать поэтов нашей федерации» - говно полное. Нет, таких слов они, разумеется, не говорят – это вам не дебильный Бронислав Фитюлькин, - они лишь брезгливо морщатся и плечиками пожимают, но ведь если все же морщатся, то явно все это не озоном пахнет и не любимым дуниным кензо.
Доверчивый зритель(тот, что не переключился на Малахова) идет на следующий день в магазин, покупает Шварц и Гинзбург, читает, чувствует себя идиотом и ШЗ больше не включает. Вот так и тают рейтинги, аудитория, доверие телевизионного начальства. Впрочем, передаче уже шесть лет, круг не оприходованных гостей сузился до неприличия, так что даже не знаю, что и посоветовать. Разве что приглашать людей из народа. Того же Броню Фитюлькина, например, – читает и смотрит он все подряд, взгляды и суждения у него твердые, язык подвешен, а на мат можно свисточек наложить. В общем, девочки, пора экспериментировать, искать новые формы, - один хрен вас скоро закроют, так уйдите красиво! С битьем посуды, непрерывным свистом и лужами мочи под гостевым стулом. Впрочем, это уже будет, скорее всего, не уход, а переход, возвращение на НТВ – место в субботнем вечернем эфире по праву ваше!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments