Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

К закрытию Литературного института и ВГИКа

Вы спросите: что, уже? Пока нет, отвечу я, но ведь вопрос давно созрел. Даже перезрел, если быть точнее.



Литературный институт был нужен ровно до тех пор, пока стране были нужны писатели. Чтобы служить инженерами душ человеческих, отражать славную действительность и корректировать общественные настроения в строгом соответствии с линией партии. Сейчас и обычные инженеры никому не нужны, и действительность, как говорится, оставляет желать, а уж партий в стране столько, что и сам не сориентируешься и других запутаешь.
Товарищ Сталин придирчиво отслеживал литературный процесс и читал практически всё. Товарищ Путин отслеживает лишь цены на нефть, а читает исключительно методички по новым веяниям в тренировочном процессе дзюдоистов. Дошло ведь до смешного: гарант, как выясняется, даже Донцову не читал! Это, товарищи, уже форменный позор!.. И не надо брезгливо морщиться: Донцова по-любому не хуже, чем какой-нибудь Павленко, Серафимович или даже Джамбул.
С ВГИКом ситуация еще проще. Актеров успешно готовят в театральных училищах, а режиссеры, сценаристы, операторы, художники, организаторы производства могут пригодиться разве что на телевидении, кадры для которого, правда, готовят и свои, более профильные учебные заведения.
Под словом «кино» в разное время понимали разное. Сначала это было развлечение для кухарок и другой невзыскательной публики, потом – «важнейшее из искусств, особенно для трудящихся Востока», потом просто искусство, «великий немой»… Потом оно заговорило, потом стало цветным, потом получило, наконец,  право называться Искусством без всяких оговорок и уточнений. Феллини, Бергман, Тарковский, Куросава не менее значимы для мировой культуры, чем Рафаэль, Станиславский, Роден или Шостакович. Сейчас это доказывать уже никому не нужно. Хотя бы потому, что искусство кино умерло. Точнее, его убили Голливуд, попкорн и пепси-кола. Девяносто процентов зрителей – нетребовательные и поверхностно образованные подростки. Те же «кухарки», если возвращаться к старой терминологии. Хотя снимать кино для этой аудитории – тоже «искусство». Американцы умеют, мы нет. Да что уж мы – никто не умеет. Но, скажем, испанцы или французы и не хотят, справедливо полагая, что количество зла, насилия и дурного вкуса и без того чрезмерно. Испанцы американский трэш не смотрят, французы смотрят, но потребление говна регулируют: в прокате его должно быть не более половины. Остальные пятьдесят процентов – фильмы французские, европейские и… даже русские; деньги приносит американское кино, на эти деньги и существует отечественное. Это называется «французская модель». Попытки ее внедрить в России наткнулись на сопротивление Путина. Он, видите ли, за свободную конкуренцию. Денег на Михалкова, Бондарчука, Сокурова, Германа-мл. и еще какую-нибудь невнятицу он дать готов, но американцев придушить не позволит.
Андрей Смирнов – тот самый, что некогда руководил СК и вместе с друзьями-демократами «реформировал» кинематограф, развалив прокат и государственные студии – сейчас публично рыдает на радио «Эхо Москвы»: мы маргиналы, ни мы, ни наши фильмы никому не нужны – нас не смотрят, не знают, не любят. Утрите слезы, дедушка: вам зять поможет, еще успеете снять какую-нибудь лабуду. А вот у остальных шансов практически нет.  Поэтому нужно прекратить, наконец, лицемерить. Премьер Медведев сказал недавно, что число вузов нужно резко сокращать – вот и начните с этих двух, знаковых и знаменитых.

Какие будут возражения, друзья?


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments