Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Последняя любовь знаменитого московского плейбоя

Ему 64, ей 40. Он всемирная знаменитость, народный артист, герой соцтруда, депутат и лауреат всего и вся, личный друг Сталина и Брежнева, корифей документального кино, снискавший немалую славу благодаря фильмам о гражданской войне в Испании, хронике сражений Великой Отечественной, картинам о горячих точках планеты и борьбе за мир. Это он снимал сдачу Паулюса под Сталинградом и подписание акта о капитуляции Германии. Снимал Мао Цзэдуна, Хо Ши Мина, Фиделя Кастро. Она – просто жена, а удачно «снимала» разве что своих мужей. Первым был ответственный работник Внешторга, вторым – Роман Кармен, третьим – Василий Аксенов.



Первого я не знаю, эмоционального отношения ко второму нет(этакий бронтозавр ушедшей эпохи), Аксенова(раннего) все еще люблю и очень высоко ценю.  Но мы отвлеклись… Итак, у Романа Кармена в 64 года случился инфаркт, от которого, как покажут дальнейшие события, он так и не оправился; точнее, ему помогли не оправиться. Пока же заботливая жена везет его восстанавливаться в Ялту. Накормив таблетками и кашкой, сделав клизму и укольчик, она с чувством выполненного долга идет развлекаться – пить, гулять, танцевать, трахаться. Это не мои домыслы, а свидетельства очевидцев и автора книжки в ЖЗЛ. Понять ее можно: темперамент буйный, возраст критический, а со старым больным мужем не то что никогда уже не потрахаешься(при всей сомнительности удовольствия), но даже и по набережной не погуляешь, и вина не выпьешь.

В одной из случайных компаний наша героиня встречает известного писателя(тоже, кстати, давно и глубоко женатого), с которым шапочно была знакома, но возможность для тесного общения открылась только сейчас… И начался бурный роман, который много раз описан как самим Аксеновым, так многочисленными очевидцами – пересказывать эту геронтологическую пошлятину не стану. Лучше я дам слово старому аксеновскому другу Анатолию Гладилину. «Все героини Аксенова — это одна и та же дама. Прекрасная, но непростая. О чем он и поведал однажды другу в таких примерно словах: "Васенька, твоя героиня — это красивая баба, но обязательно блядь. Которая, кроме того, что любит главного героя, спит еще с десятком как минимум мужиков. И из-за этого все они мучаются и так далее... Я понимаю: иначе неинтересно... Если бы ты писал героиню всю такую положительную, у которой отношения только с котлетами, которые она подает мужу с зеленым лучком для аппетита, ты, наверное, повесился бы с тоски. Поэтому она — такая".  И вот эта женщина, много раз воссозданная в текстах, вышла, как сейчас бы сказали, в реал. Голова, разумеется, пошла кругом, ведь он давно хотел такую – и не больше, и не меньше(c)

О больном дедушке как-то все сразу забыли. Да и на хрен он кому сдался, когда такая любовь?! Находились, правда, и совестливые уроды типа Юлиана Семенова. "Отдай Роме Майку!" – орал он на Аксенова и едва морду не набил. "О муже я вообще не думал,— признался в одном из интервью Аксенов,— просто был влюблен. Никакого столкновения у нас с ним не было. Майя была очень привлекательна, ей нравилось, когда мужики смотрели ей вслед. Роман продолжался, она отходила от своей семьи, я — от своей». Ну да, влюбленные отходили от семей, а Роман Кармен отходил от жизни. Вспоминает Белла Ахмадулина: «Василий Павлович тяжело переживал. Мы стали звонить, к телефону подходят не те, кто нужен. Муж подходит, кто же еще? Роман Лазаревич Кармен, с которым я тоже была дружна, держал себя... благородно. Он не мог не знать... Понимал: и я что-то знаю, но ничего не выдам — даже ''под пыткой алкоголя''. Белла Ахатовна считала, что в посвященном ей Аксеновым рассказе "Гибель Помпеи" иносказательно описана эта ситуация: Ялта, море, беспечность... заря чувства. Легкомысленная Ялта: кто пьет, кто танцует, кто... во что горазд». Как это мило, правда?.. Еще одно трогательное воспоминание: «Аксенов, бывало, подходил к машине, проверить, в порядке ли в банке с водой на полу тюльпаны, ждавшие под газетой их с Майей встречи... И случившийся рядом друг Анатолий Найман испытывал острую нежность к покорным цветам и к трогательному их обладателю». Так и хочется спросить у этих тонких, нежных и очень творческих людей: а как там дед? что, все еще живой?.. удивительная бестактность с его стороны!

В 1978 году Роман Кармен, наконец, умер, оставив пятидесятилетним влюбленным роскошную квартиру на Котельнической набережной, огромную дачу в Пахре и еще много всего и всякого, что мы по скромности и бедности перечислять не будем.

Что было дальше, все вы знаете. А если нет, почитайте только что вышедшую книжонку в серии ЖЗЛ - http://www.kommersant.ru/doc/2001677

Я это читать не буду. Как не смог прочитать и эпохальный труд Евг.Попова&Кабакова под лапидарным названием «Аксенов». Не то чтоб от этих текстов очень уж сильно подванивало, не то чтоб авторов этих я не уважал, - мне просто хочется сохранить любовь к «своему» Аксенову. Если вы подобных чувств лишены, то вполне можете рискнуть прочесть и то, и другое. Только не забудьте впечатлениями поделиться. Можно прямо здесь.



Tags: Аксенов, Ахмадулина, Роман Кармен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments