Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

«Мне сегодня так грустно, слезы взор мой туманят…»

Сегодня днем я выгуливал по центру Москвы своих гостей – супружескую пару из Америки. Оба слависты, в Москве бывали не раз и не два.
После дежурной Красной площади они попросили показать, что изменилось в городе за последние четыре года… И повел я их по «пешеходной собянинской Москве» - Никольская, Рождественка, Кузнецкий мост, Столешников.
Народу в центре сегодня было на удивление мало. И это при халявной парковке!.. Из того, что привлекло внимание моих гостей:
1.Четверо молодых кавказских накуренных(или пьяных?) парней, нестройным хором поющих… гимн России. Откровенно говоря, я сам обалдел – они(в отличие от меня) слова знали. Мои гости попросили разрешения их сфотографировать. Те охотно согласились, но до этого набросили на плечи триколор.
2.Ресторан «Савой», бывший «Берлин». Я напомнил Мэтту – у него вышли в Америке 10-15 статей по Вознесенскому – хрестоматийное:
«Ты сегодня, 16-го, справляешь день рождения в ресторане «Берлин». Зеркало там на потолке. Из зеркала вниз головой, как сосульки, свисали гости. В центре потолка нежный, как вымя, висел розовый торт с воткнутыми свечами…»
Мэтт текст не узнал и очень смутился. «Оза», - напомнил я… Он рассказал, что она была у него в гостях года четыре назад, уже после смерти поэта. И что ему очень стыдно – он несколько отошел от Вознесенского, сейчас там это никому неинтересно.
3.«Книжная лавка писателей» - это был единственный магазин, который их заинтересовал. Их очень удивило, что он открыт в праздник(меня это тоже удивило). И то, что кроме нас в магазине на два этажа было два посетителя… Но больше всего их удивили цены! Они пытались расспрашивать меня, но я не сдал ни Набиуллину, ни Сулуанова, ни Улюкаева(поэта, между прочим!).
Факсимильный академический Пушкин – 22 тома! – стоил там пятнадцать тысяч рублей. Был и оригинал(1937-1949) – в прекрасном состоянии, на полке под стеклом: он стоил сорок пять. «Лежит три месяца, - пояснила продавец, - он на комиссии, можно торговаться».
Мэтт дрожащими руками листал страницы и чуть ли не нюхал их – он давно об этом мечтал, но не мог себе позволить: у давно закрывшегося Камкина было просто дорого, на Брайтоне сейчас – в гораздо худшем состоянии – по цене нового доджа.
«За тридцать отдаст?» - спросил я у продавщицы.
«Вряд ли, - ответила она. – Быть может, за тридцать пять согласится… Мне ему позвонить?»
Мэтт и Джудит некоторое время тихо совещались: смущала не цена, а вес – перевозка обошлась бы дороже книг.
…Потом они еще рылись на полках, я, впрочем, тоже, успевая беседовать с продавщицей. Я нашел книги по десять, семь, пять, три и даже за один рубль – серия ЖЗЛ, название «Пограничники». Она же мне рассказала, что магазин доживает последние дни – никто ничего не покупает и если бы не поддержка Союза Писателей… Джудит купила дорогую(где-то рублей за триста) книгу о русских иконах, Мэтт выудил в общем хламе потрепанную «Треугольную грушу» за пятьдесят рублей и с автографом автора: что-то типа «Вике на добрую память».
Когда мы спустились вниз, на первый этаж я предложил посмотреть книги современных авторов.
«Нет!» - чуть ли не испуганно сказал Мэтт.
«Пожалуй, нет, чуть смягчила Джудит. – У нас уже времени на это нет».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments