Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Чтение и прочтение

Неграмотность в стране ликвидирована давно, поэтому читать худо-бедно умеют все, начиная с третьего класса вспомогательной школы. Прочтению учат позже, на уроках литературы в старших классах.



Отвращение к этому предмету тотально – хуже только химия. Хотя, казалось бы, это ведь так приятно – книжки всякие читать. Ах, если бы… Во-первых, не всякие, а лишь те, что принято называть классикой. Во-вторых, и это главное, просто читать – крайне недостаточно. Нужно обнаружить, понять, осмыслить в них то, что написано в школьном учебнике и о чем с таким пафосом говорит учительница. Но ведь всего этого в текстах школьной программы просто нет! Всю эту хрень придумали учителя, чтоб головы детям морочить. Поэтому на парте Достоевский или Пушкин, а под партой Акунин, Лукьяненко и Дарья Донцова – там все интереснее, увлекательнее и, главное, понятнее. Я далек от мысли наезжать на бедных школьников: все же для восприятия серьезной литературы нужен хотя бы минимальный жизненный опыт, известная культура чувств и, главное, духовная жажда, - всего этого в пятнадцать лет просто не бывает. У подавляющего большинства, кстати, не появляется и позже. Поэтому серьезная литература всегда для избранных. Беда лишь в том, что этих «избранных» все меньше и меньше. Причины анализировать не стану, скажу очевидное: практически ВСЯ серьезная современная литература(ее уровень вынесем за скобки) остается непрочитанной. Частично могли бы помочь критики, но критиков у нас в стране нет. А те немногие, что остались, увлеченно заняты присуждением премий(благо, их сейчас много) и обслуживанием авторов своего, строго очерченного круга.

Наиболее печальное положение в поэзии. Поэты давно уже пишут не для читателей, а друг для друга. Впрочем, раньше их тоже особенно не баловали: на виду были человек десять-пятнадцать, остальные составляли массовку, без которой, правда, никакого «кино» не бывает. Иногда кому-то из массовки везло: его вдруг ПРОЧИТАЛИ! Иногда это был критик, иногда «художественный чтец»(практически забытая профессия), но чаще всего композитор. Не рядовой, разумеется, который про партию, комсомол и «глаза-слеза», а тот, кто в чужих строчках смог услышать свою музыку. Точнее даже не свою, а внутреннюю и потому единственно возможную. Таких композиторов крайне мало: Таривердиев, Никитин, Тухманов… ну, может, еще пару-тройку назовете вы.

Стихотворение, о котором пойдет речь, при публикации никто не заметил. Хотя публикаций(как и вариантов) было несколько, автор работал над ним восемь(!) лет. Он был тяжело болен, знал о своей близкой смерти, поэтому постоянно возвращался к тексту. Отсюда, наверное, и эта пронзительная искренность. Которую, впрочем, опять же никто не заметил… Поэт был стар, от него никто и ничего  уже давно не ждал.

К Тухманову стихотворение попало от жены, которая постоянно подбирала для него литературный материал – в пачке других стихов других поэтов. Песня написалась быстро. Впрочем, назвать это песней язык не поворачивается – это всего лишь ПРОЧТЕНИЕ стихотворения. А песня – это то, что "строить и жить помогает": Илья Резник, Лариса Рубальская, Игорь Николаев. А ЭТО ведь и на корпоративе не споешь, и за праздничным столом – хором и после литра выпитой… Но что-то я затянул преамбулу, пора слушать.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments