Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Уроки французского

Практически все русские писатели – от Пушкина и Достоевского до Астафьева, Солженицына и Прилепина – зачислены «прогрессивной общественностью» в позорный стан антисемитов. Но если к давно ушедшим классикам отношение довольно спокойное (хотя ненависть Чубайса к Достоевскому заслуживает отдельного разговора), то к нерукопожатным современникам либеральная критика строга и безжалостна. Особенно не повезло двум Василиям – Белову и Шукшину.

Белов в конце жизни признался в своих мемуарах: «На что бесстрашен был, и то некоторые слова вслух произносить побаивался…» Дошло до того, что евреев – воспользовавшись старой русской традицией – он называл исключительно французами.
«Макарычу попадало от „французов“ еще больше, чем мне… Шукшин все эти годы был в центре борьбы за национальную, а не интернационально-еврейскую Россию… О евреях тогда говорили почти все, одни напрямую и громко, другие тихо, с оглядкой. О слове «жид» вспоминали редко, и то в основном сами евреи. Это слово произносилось обычно с провокационными целями. Если человек вспомнил жидов, то это был верный признак того, что он сам еврей либо из еврейского круга и наверняка представит тебя своим близким как антисемита. Я несколько раз попадался в такую ловушку. Антисемитский ярлык был несмываем… Шукшин прекрасно знал сие опасное обстоятельство…»
Я бы добавил: и был предельно осторожен – как в своей жизни, так и в творчестве. В прозе Шукшина, в его кинематографе, в его публицистике, даже в опубликованных письмах или рабочих записях, в выдуманных и невыдуманных рассказах нет ни одного образа еврея, нет ни высказываний, ни ссылок, ни даже упоминаний представителей этого народа, нет ни приязни, ни неприязни, никакого здорового либо болезненного интереса к нему.
У Шукшина не то что евреев, у него вообще нет людей нерусских. Его мир – это наш национальный русский мир со всеми его пропастями и вершинами, гениями и злодеями, чудиками и мещанами. Он для писателя абсолютно самодостаточен, целостен, в хорошем смысле этого слова замкнут, автономен, и поиск причин всех его горестей и разломов обходится без внешних друзей или врагов. Русский вопрос – это русский вопрос, русское дело – это русское дело, и ни в каких дополнительных обстоятельствах они не нуждаются.
…Впрочем, от обвинений в антисемитизме это Шукшина не спасло.
Хотя, разумеется, никаким антисемитом он не был… В 1967 году Шукшин сыграл в фильме «Комиссар», снятом по рассказу опального Василия Гроссмана и тотчас положенном на полку. Вся «прогрессивная общественность» испуганно затаилась и молчала. А фильм – в числе немногих – бросился спасать Василий Макарович. Вот свидетельство режиссера Аскольдова:
«Василий Шукшин, который у нас снимался, встал и сказал, когда громили картину: «Да что вы делаете! Эта картина рассказывает о маленьком человеке, которого играет Быков. Он прекрасный человек, он замечательный семьянин. Но он не может сам себя защитить. А мы сильные, мы русский народ, мы обязаны его защитить!».
…Ничего не помогло: антисемитом жил, антисемитом умер.
Tags: Аскольдов, Астафьев, Белов, Достоевский, Прилепин, Пушкин, Солженицын, Шукшин, антисемитизм, либеральная критика, пятая колонна, французы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments