Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

Я хотел бы сказать вам Главное

но не скажу. Потому что это бессмысленно. Во-первых, вы проскочите мимо этого текста: мой журнал принципиально построен на стёбе, серьезных вещей от меня никто и не ожидает. Во-вторых, никому не хочется рыться в мусоре – а он везде: в литературе, журналистике, на ТВ, в космосе и в ноосфере. Мы живем в эпоху вселенского мусора.
Кстати, вы помните, чтобы я в своем журнале хоть раз напечатал свои стихи? Правильно, этого не было. Потому что я уважаю своих читателей. А ведь в принципе имел право: в возрасте 21 года я напечатал в государственном книжном издательстве (коммерческих тогда не было) свой первый и единственный поэтический сборник – под рубрикой «Первая книга поэта». Тираж по тем временам был минимальный – пятнадцать тысяч экземпляров. Сейчас Ахмадуллина, Евтушенко и Полозкова с Быковым издаются куда менее щедро. Предисловие к моей книжке написал маститый графоман, с которым мы оба угодили в скорбный список Вознесенского: «три тыщи девятьсот пятнадцать поэтов нашей Федерации».
Сейчас поэтов стало значительно больше – по данным сайта stihi.ru минимум в десять. Прозаиков, пожалуй, не меньше. А если учесть сетевых авторов – а, собственно, чем они хуже? – то писателей у нас в стране где-то миллионов десять-пятнадцать.
Когда lena-miro.ru утверждает, что она самый читаемый автор в стране, я не вижу повода ей не верить. Если Дарья Донцова, которая на днях выпустила свой 248-ой роман, с ней не согласна, то пусть она с ней и спорит, за лавры борется… Увы, я не читаю обеих.
Мне времени жалко.
Я уже несколько раз писал здесь о Паоле Дмитриевне Волковой – человеке удивительном, тонком, блестяще образованном. И о нашей странной с ней дружбе. Ей почему-то – вопреки возрасту и уровню развития – было интересно со мной общаться. Видимо, я нес с собой какую-то новую для нее информацию, которую она (тут нужно честно признаться) почти всегда принимала с глубочайшей иронией. Она не любила современную литературу, театр, кино, изобразительное искусство – будь то Владимир Немухин, Геннадий Юденич или Андрей Битов. Помню, как я ей восторженно рассказывал о «Пушкинском доме». Она согласилась прочитать, но мнения своего не высказала. Зато неожиданно – чем поставила меня в крайнее смущение – попросила прочитать что-нибудь из моих текстов. Мне было очень неловко, у меня тогда не было текстов, которыми я был бы доволен.
«Не комплексуйте, Володя, – сказала она, – мне достаточно и рукописи, двух-трех страниц. Если хотите, я ничего после этого вам не скажу».
…Где-то через пару недель мы встретились. Она смотрела на меня совсем другими глазами и долго не решалась говорить.
«Вы не могли этого знать. И придумать не могли, – наконец, сказала она. – Значит, вам диктуют… Я искренне желаю вам успеть закончить этот роман… Знаете, он тоже является мне исключительно в метро. Я не знала, в чем тут дело. А потом мне дали вот эту статью… Просмотрите, быть может, вам это поможет».
Я не решился спросить, кто он. Ссылку на статью (если удастся найти – у меня только три страницы из журнала) желающим сброшу.
Когда роман был опубликован (журнальный вариант), она уже тяжело болела.
Показать его я ей не успел.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments