Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Эй там, на Брайтоне!

Вы не в Изгнании, вы в Послании. Потому что вас послали!(с)
Какой всё-таки Топоров грубый человек! И не толерантный. Не дал приличным людям из «бывших наших» доспорить о тенденциях в современной русской поэзии. Да, они уехали давно – тогда хорошей рифмой считалось «глаза-слеза», а лучшим поэтом был Резник и частично Евтушенко. Там они читают Цветкова и он для них точка отсчета – типа свой местный Пушкин или, на худой конец, Бродский.
https://www.facebook.com/irina.tkachenko1/posts/479971845387338

Поэтому результаты последней Григорьевки их привели в состояние(скажем мягко) крайней растерянности. Они впервые услышали о «трэш-поэзии», поэтому им по объективным причинам трудно в нее въехать. А когда не въезжаешь, начинаешь осуждать:

«Специально поискала стихи Н.Романовой в авторском исполнении, потому что именно авторское чтение, а не актерское, позволяет в полной мере насладиться музыкой, ритмикой и образностью стиха. Набралась терпения и прослушала от начала до конца. Впечатлилась в полной мере. Когда долго и нудно тошнит, то рвота вызывает облегчение. Но один положительный момент все же имеется: перестала жалеть автора», - пишет дама с запоминающимся именем Марианна Нецветаева.

Друзья, я непременно предоставлю вам возможность проблеваться(М.Нецветаева мне помогла ссылкой), но пока хочу попросить вас обратить внимание на три вещи:

1.       Поэзия не может стоять на месте, она должна развиваться. Как и куда – вопрос десятый, тут важен процесс движения, а не недостижимая конечная цель.

2.       Мат – это часть языка. Очень существенная, кстати. Если вы краснеете при слове жопа, вам лучше читать Асадова.

3.       Наташа Романова – не мой поэт. Но мой френд. Мы изредка беседуем с ней ночами на отвлеченные темы – естественно, не чураясь ненормативной лексики.

А теперь ПОЛНАЯ цитата для желающих проблеваться:

                   ДВОЕ ЧАСОВ

Одна девочка – Лена Ленчик – вставала голой под дерево.

Прямо у остановки ставила свое тело.

Все, кто на это зырил, охуевали растерянно,

Не сразу понимая, чево им делать.

Вокруг толпилась и ржала гопша курящая:

Малолетки, придурки всякие – из двух школ.

Вот типа – голая тетка, блядь, – настоящая.

Нихуясе! – а в чем бонус и в чем прикол?

Прикол был в том, что на Лене, хоть она голая,

Всегда было надето двое часов:

Не иначе, чтобы не проебать школу,

Хотя ее оттуда поперли – за хождение без трусов.

По ходу Лена была децл больная на голову,

Потому что ее родаки были сводные брат с сестрой.

И они – в четыре руки – ставили ей уколы,

Чтобы она прекратила сексуальный трэш и дестрой.

Тока эти инъекции на нее не действовали,

И свою редкую форму подростковой нимфоманИи

Она несла населению – взрослым и детям,

Пока ее не свезли в дурку с темой шызофрения.

Через 12 лет, когда я сама оказалась там,

Я ее видела: она шла, как зомби, по коридору

С вытаращенными глазами и с пеной у рта,

Благодаря тизерцыну, цыклодолу и галоперидолу.

Вот вам результат соцыального ханжества и фашызма.

Но даже в этих условиях на ней было, как раньше, двое часов:

Не иначе, чтобы не проебать свою жызнь,

Хоть ее оттуда давно отчислили – за хождение без трусов.

Но в данном конкретном случае это было верхом несправедливости:

Как раз именно здесь-то – в этом дурдоме – без трУсов всем полагалось быть,

Чтобы все себе круглосуточно брили пёзды – во избежание лобковой вшывости, -

И похуй, что люди бритвами могли и сами себя порезать, и друг друга убить.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments