Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Смерть

Ночь – единственное место для этой темы.
Мало кто прочтет, а если утром – раскрасневшийся после зарядки, контрастного душа и крепкого кофе – то просто отмахнется: некогда об этом думать, жизнь прекрасна и удивительна, меня это, к счастью, пока не касается.
Мы ведь с вами прекрасно знаем, что Рембрандт умер, Бетховен умер, даже Ленин умер, – но мы-то с вами не умрем никогда!
Увы, вынужден вас огорчить. И мы умрем, и наши дети, и внуки, и даже еще не родившиеся правнуки, – этой участи еще не избежал никто.
Для человека верующего – это и не беда вовсе. Для атеиста – трагедия. Жанна Фриске пыталась «продлить очарование». Ей нужно было наркотики купить – на Каширке, за тройную цену, но её зачем-то повезли в Америку. Изверги и долбоёбы!
Стас Садальский подбирает себе место на Новодевичьем. Возможно, уже и купил – он человек богатый.
Тут уж никто никому не судья. «Каждый умирает в одиночку».
Майя Плисецкая завещала себя сжечь, а пепел развеять над миром. Всем миром – она гениальная балерина и принадлежит человечеству. И еще одно условие: развеять вместе с пеплом мужа – Родиона Щедрина.
Он более скромного мнения о своей роли в истории человечества, но вынужден спать с пеплом любимой жены под кроватью – смерть пока не приходит, Господь Бог его почему-то забыл.
Константина Симонова, завещавшего развеять свой прах над местами, где он воевал, где остались его друзья, – я понимаю. Майю Плисецкую не понимаю. И Родиона Щедрина почему-то жалко.
Православная традиция мне близка, но реалии нашей жизни внушили мне четкое отвращение – лежать в земле я не хочу!.. Регулярно хожу на могилу к маме – она умерла уже давно – у нее постоянно новые соседи. Уже нет рядом монашки из монастыря, нет разбившихся на мотоцикле молодоженов, нет памятника с поразившей меня надписью «Он был честным», – место влажное, кусты и сорняки растут быстро: если за могилой не ухаживают более двух лет, производятся повторные захоронения.
…Разумеется, я тоже думаю о смерти. И даже распорядился на этот счёт. Я не хочу, чтобы кто-то ухаживал за моей могилой – просто не хочется людей напрягать. И не хочу, чтобы ко мне подселяли квартирантов – будь то бандит, монашка или какой-нибудь бомж. Мне это было бы неприятно, уж простите сноба.
Я взял слово с жены, что если вдруг смертельно заболею, – она отвезет меня к морю. Если летом – то в Сочи (там у нас квартира), если зимой – то в Таиланд. Взять лодку, отвезти на пару километров и бросить в море. Я плаваю лучше, чем хожу. И лучше, чем пишу. Я смогу, я сумею – остальное предоставим рыбкам.
– А как же я? – спросила жена, которая в принципе мне никогда не перечит. – Что я буду без тебя делать?
Тут я вынужден отвлечься на личное, чего в принципе никогда не делаю. У меня очень хорошая жена, я ее люблю, к тому же она значительно моложе.
– Хорошо, мы поплывем вместе.
Этот ответ ее успокоил.
Разумеется, я полечу один. И лодку возьму один. И поплыву один.
Каждый умирает в одиночку ©
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments