Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Я всадник. Я воин. Я в поле один(с)

...А ведь действительно практически один и остался. Поэзия  обществом не востребована, она умерла вполне естественной и закономерной смертью. Правда,  на слуху  мутные имена версификаторов, всякие там быковы-иртеньевы-орлуши, но серьезно об этом нельзя, а для стеба не тот случай.
                                                                       
          Я думаю, что думать ни к чему.
           Все выдумано, — я смешон и стар.
           И нет удела ничьему уму.
           Нас перебили всех по одному,
           порфироносцев журавлиных стай.

На днях ему вручили премию - Большую, Национальную - в убогом яндексе ни одной ссылки, поиск в ЖЖ выдал не больше десятка. В основном о мероприятии пишет окололитературная тусовка,
из коллег по поэтическому цеху не откликнулся никто... Когда в прошлом году вручали Гандлевскому, восторгов и поздравлений было море разливанное - соизмеримые величины, что и говорить. Представляю, что будет, когда эту премию получит Дима Быков - кумир птушниц и знамя отечественного либерализма. Впрочем, я отвлекся.

        

Старик всю жизнь алкал коллизий,
          Но в президенты не взлетел.
         Все признаки алкоголизма
         Цитировались на лице.

         В пижаме из бумажной прозы,
         изгоев мира адмирал       
         он отмирал. И то не просто. -
         он аморально отмирал.

         Он знал, его никто не тронет,
          все в мире - тлен и ерунда.
         Он в тротуар стучал, как тростью,
         передним зубом и рыдал:
         Я потерял лицо! Приятель!
         Я - потерял. Не поднимал?

         Но пьян "приятель". И превратно
         приятель юмор понимал.
        - Лицо? Которое? С усами?
         Ни мускул не вздрогнул. Старичок дает!
        - Валяется тут всякий мусор.
        Возможно, поднял и твое.

Цитирую наверняка не лучшее, а то, что вспомнилось, когда по ящику случайно увидел церемонию награждения. Стихи написаны давно, но такое ощущение, что автор(пусть и в кривом зеркале) увидел собственное будущее...
Сейчас ему 75 лет. Он давно и тяжело болен: последние пятнадцать лет совершенно не слышит и почти не говорит. Живет затворником, продолжает писать. Шесть лет назад питерская "Амфора" мизерным тиражом издала пухлый том его "Избранного". Причем, в авторской редакции. Жаль, что там не нашлось редактора, который отговорил бы поэта от ложной идеи - заново переписывать старое. Жаль, что многое не вошло. Жаль, что блестящее переложение "Слова..." дано лишь в отрывках.
Это поэтическое имя громким никогда не было(и тут яндекс врет!). Во всяком случае, на фоне современников - знаменитой четверки "эстрадников"... А ведь как можно было бы раскрутиться и прогреметь на всю страну - с такой-то биографией!
В восемь лет Виктор Соснора был связным партизанского отряда. В девять - он уже снайпер(судя по косвенным данным, меткий и успешный). В качестве "сына полка" прошел всю войну и закончил ее во Франкфурте-на-Одере... Он редко и неохотно об этом рассказывал. Жил всегда тихо и незаметно, даже когда пошли первые публикации, в том числе, как в самиздате, так и в тамиздате. Он не кичился(наверное, единственный из всех) своей дружбой с Лилей Брик. Много ездил по миру, но шумных интервью не давал, коллег не опускал, власть не упрекал, с читателями не заигрывал. Никогда не принимал участия в литературных склоках, никогда не подписывал коллективных писем, никогда никуда не избирался, и даже медальки какой-нибудь завалящей(об ордене уж и не говорю!) ему так никто и не вручил, -
ни за военные подвиги, ни за вклад в отечественную поэзию, ни просто в связи с юбилеями, коих он промахнул уже штук пять.
Впрочем, все это пустое. Вернемся к
тем давним и пророческим строчкам из прошлого:

                Прохожий, - в здания какие, в архитектурные архивы
               войдешь, не зная кто построил,
               в свой дом войдешь ты посторонним.

               Ты разучил, какие в скобки, какие краски - на щиты,
              лишь восходящей краски скорби тебе уже не ощутить.

               Познал реакцию цепную, и "Монд", и "Библию" листал
              Лицо любимое целуешь, а у любимой нет лица.

Поэзия жива не сама по себе, а пока живы ее читатели. Не ленитесь, друзья, почитайте, - если у вас есть вкус, если вы окончательно не отравлены школьной программой и телевизором, вы не пожалеете, уверяю вас!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments