Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Любое творчество – мифотворчество

Личность писателя(художника, артиста, музыканта) всегда является составной частью этого мифа. Писателя, кстати, в меньшей степени, поскольку художественная литература в некогда самой читающей стране мира постепенно выходит из сферы общественных интересов. Да и ярких фигур осталось не так много – просто не из чего создавать эти мифы. Строго говоря,  «мифов» всего три – Виктор Пелевин, Эдуард Лимонов, Захар Прилепин.



Первый, пожалуй, самый яркий и самый устойчивый. Принципиальная непубличность, туманность биографии(действительно ли родился в тюрьме, жрал тоннами грибы, крышевал ларечников, пользовался услугами проституток, болел триппером и т.д.) и непрозрачное настоящее(правая рука Суркова, участие в политическом пиаре, эксплуатация труда литературных негров) + несомненный и никем уже не оспариваемый дар делают его бесспорным номером один – что в литературе, что в мифологии.

Об Эдуарде Лимонове я вынужден говорить более сдержанно. Во-первых, ему уже очень много лет. Во-вторых, его дарование не столь очевидно. В-третьих, как-то неловко уточнять детали: действительно ли он в юности скулил у двери бросившей его жены и чуть ли не вены себе резал, а потом с горя и отчаянья занимался на нью-йоркском пустыре нетрадиционным сексом с негром, у которого то ли рост был большой, то ли член, то ли и то, и другое вместе, - тут вы меня, если надо, поправите: я этого шедевра не читал. НДП, «Лимонка», тюрьма, дежурное тридцать первое число и даже Катя Му-му – всё это лишь гарнир для поддержания давно уже созданного мифа.

А вот миф Захара Прилепина создается буквально на наших глазах и очень стремительными темпами. Сначала долго выясняли, Захар он или Евгений, Прилепин или Лавлинский. Потом не могли определиться с уровнем текстов: одни считали его заурядным графоманом и чуть ли не мошенником, другие – наиболее ярким явлением за последние годы, достойным продолжателем линии Шукшина и Астафьева и, безусловно, «лучшим писателем нулевых». Это звание подкреплено официальной премией и солидным финансовым аргументом… Публицистом Захар всегда был незаурядным, но его «сталинское» письмо просто шедевр! Что хотите со мной делайте, до сих пор так считаю. Именно поэтому оно просто взорвало читающее сообщество. Одни вдруг докопались до его корней и со стопроцентной убежденностью стали доказывать всем, что Прилепин вообще-то сам еврей, поэтому его бунт против «либерастов» исключительно для отвода глаз. Либералы так не считали… Господи, как только не называла его «широкая прогрессивная общественность»! И подонок, и мразь, и антисемит… Страсти потихоньку улеглись, хотя у многих он по-прежнему числится в нерукопожатных. Помню демарш в одном из фейсбуковских журналов: «Или ты немедленно удаляешь из своих френдов Прилепина, - угрожал из Германии наш бывший соотечественник, - или тебя удаляю я!»

В общем, шум этот привел к тому, что Прилепина теперь знают даже те, кто с трудом отличает Бунина от Битова. Для писателя это, конечно, очень важно: сегодня имя услышали, завтра и читать начнут.

PR дело нужное, но крайне утомительное. Приходится много ездить по стране, встречаться с людьми, казалось бы, интеллигентными, но очень уж темными. Прилепин сам об этом рассказывает не без иронии:

«В Перми на телевидении объявили, что в город приехал Захар Прилепин, автор романа «Сонька». Что-то из жизни одесских бандитов, видимо. В Челябинске произошло вообще нечто невообразимое. Крайне миловидная девушка в крайне короткой юбке сорок минут брала у меня интервью. Мы сидели в мягких, слишком даже мягких креслах. Она всё время переставляла так и сяк свои крайне длинные ноги, из-за чего я старался смотреть в сторону и путался в ответах. Интервью вышло на местном портале уже к вечеру, и из него я с изумлением узнал, что являюсь автором романов «Дружба народов» и «Контент». Минут пятнадцать я размышлял, откуда взялась эта чудесная информация, и, знаете, понял. Девушка с ногами зашла на мой сайт и стремительно (она же профи) просмотрела биографическую справку. В справке написано, что я публиковался в журналах «Дружба народов» и «Континент». Девушка с ногами, которой «толстые» журналы в принципе неизвестны, решила, что я в журналах (глянцевые такие, с картинками — а какие ещё бывают?) опубликовал свою «Дружбу народов» (представляете содержание этого опуса, если б он вышел из-под моих ласковых рук?) и «Контент» (модное словечко, продвинутые журналистки с ногами им пользуются гораздо чаще, чем словом «континент», хотя смысла его не знают)»

. http://russlife.ru/allday/day/20130115/read/kollegi/

Мне нравится, что он к этому относится с юмором. Какой-нибудь маститый графоман наверняка бы скандал затеял. А если человек способен с юмором относиться к самому себе, то он прекрасно понимает, что отдельно существует текст, отдельно писатель, отдельно человек в быту, отдельно все то, что обо всём этом говорят, а если суммировать первое, второе, пятое, двадцать пятое, то это и составляет миф, про который определенно можно сказать одно – лучше, когда он естьJ

…А теперь вернемся к номеру один в списке. Совершенно уверен, что если бы Виктор Олегович решил вдруг прервать свое затворничество, стал бы давать интервью, обсуждать судьбу сирот у Малахова, спорить с Гозманом у Соловьева, тащиться в Кремль, чтоб получить какую-нибудь медальку от Путина, - то кончился бы не только миф, кончился бы писатель Пелевин. Потому что одно без другого просто не существует. Кстати, то же самое можно сказать и про Лимонова. И про Прилепина, уверен, со временем можно будет сказать. Пока слишком рано, миф в стадии строительства.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments