Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Цой жив!.. И Janis Joplin, как выяснилось, тоже

Первый тезис уже просто влез в подкорку - регулярно натыкаюсь на него не только на улицах Москвы, но и в собственном подъезде. Кстати, почему нет аналогичных заклинаний по поводу, скажем, Высоцкого?.. Быть может, потому, что это как раз ясно всем и в дополнительных заклинаниях не нуждается?!
Истина №2 открылась мне в Нью-Йорке. Одурев он многочасового приобщения к современному искусству в галереях Сохо, мы стали искать место, где можно было бы выпить кофе и покурить. Жена у меня эстетка и на улице, стоя – как бомж, негр или клерк офисный – брезгует предаваться этому занятию. А в Америке, как и в Европе, с курением в общественных местах сейчас большие проблемы… Но вот, кажется, нашли – увидели в витринном стекле клубы дыма и, не посмотрев даже на вывеску, прошмыгнули мимо какого-то амбала внутрь. Сразу поняли, что попали в весьма странное место. Во-первых, курили здесь явно не табак – специфический сладковатый запах сомнений не оставлял. Во-вторых, весь интерьер был стилизован под конец шестидесятых годов прошлого века. В-третьих, на огромном количестве экранов заунывно пела толстая, прыщавая, обкуренная тетка, давно уже забытая в России.

Для тех, кто забыл окончательно или не знал вовсе, оставлю ссылочку - http://www.youtube.com/watch?v=mzNEgcqWDG4
Белый блюз(как и белый джаз) вещь вообще весьма сомнительная. Ну да, в свое время это произвело фурор(как, впрочем, и Цой двумя десятилетиями позже), но помнить об этом столько лет? поклоняться? создавать культ на в общем-то пустом месте?.. Эти темки мы обсуждали, пожалуй, громче, чем следовало. И, естественно, по-русски. Незамеченным это не осталось – редкие посетители косились на нас настороженно и весьма недружелюбно. Впрочем, уходить было поздно, официант уже принес кофе и бутерброды. Смотрел при этом странно – так в Урюпинске смотрят на японских шпионов. Но кресла были удобные, бутерброды съедобные, да и кофе не полная старбаксовская бурда, - мы решили остаться. Ясно было, что это типа фан-клуба. Мы видели нечто похожее в Бостоне(Элвис Пресли) и в пригороде Майами(Мэрилин Монро), но там мы благоразумно воздержались, а здесь влипли.
«Кто вы такие? И зачем здесь?»
Возле нашего столика возникла фигура худющего дедка с седыми локонами до плеч – что-то типа совсем уж постаревшего Севы Новгородцева; то ли бывший хиппи, то ли битник, - я человек не столь древний, различий не улавливаю.
«Туристы мы. Случайно зашли – перекусить, кофе выпить.»
«Это что вам, забегаловка? – у деда угрожающе заходили желваки. – Ну-ка, выматывайтесь отсюда! Живо!»
Дедушку можно было понять: в Америке, где стукачество национальный вид спорта, ухо приходится держать востро. Ясно, что полиция смотрела на этот клуб сквозь пальцы, но если бы мы, скажем, как последние отморозки, пришли туда жаловаться, - и клуб бы прикрыли, и на нары кое-кого определили.
Ситуация была угрожающая. Но Сохо – это вам не Тамбов и даже не Бирюлево: там бы мы ушли сразу, а здесь было скорее смешно, чем страшно.
«Вы собираетесь нас бить?» - уточнил я, дожевывая бутерброд.
Дед вдруг преобразился, ненависть в его глазах превратилась в презрение.
«Я, кажется, понял: ты – поляк!» – сказал он глумливо.
Для незнакомых с американскими реалиями поясню, что поляков там ненавидят почему-то все. Это прозвучало примерно как знаменитое балабановское: «Не брат ты мне, гнида черножопая!» С подобными ситуациями я уже сталкивался. У меня на этот случай даже был приготовлен слегка отредактированный монолог Стэнли Ковальского из «Трамвая желания» Тэнесси Уильямса: типа, да как вы смеете?! я не поляк, я стопроцентный американец! Такие слова в Америке дорогого стоят. Ну, это как правая рука на Библии. Аборигены при этом обычно терялись и резко сбавляли обороты…Впрочем, дедуля уже переключился на жену.
«А вы вовсе не из Бостона, мэм, вы из Квебека!.. Знаю я этих дамочек из Квебека, приходилось встречаться».
«А Квебек – это где? – продолжала стебаться жена. - В Оклахоме, кажется?"
Уж не знаю, чем этому хиппарю насолила жительница канадской провинции, но акцент он подметил точно – жена в свое время закончила французскую школу, следы остались.
«Послушайте, что мы вам плохого сделали? – миролюбиво спросил я.
«Вы одним своим появлением здесь оскорбляете память Дженис!» - пафосно произнес он.
«Ну что вы, разве любовь может оскорбить? – я перенял тон жены, но стеб приглушил до минимума. - Уверяю вас, мы тоже фанаты, а в машине так только ее песни и слушаем».
Дед продолжал мне не верить, пришлось включать тяжелую артиллерию и вспоминать сложные глагольные формы American English.
«Я вам больше скажу: лично для нас Дженис жила, Дженис жива, Дженис будет жить! – и добавил для полной убедительности. – Всегда и во веки веков!»
Жена едва сдерживалась от смеха, с ее губ уже готово было сорваться слово «Аминь!», но тут с нашим дедом произошло нечто странное: лишенный иммунитета против коммунистических пропагандистских клише, он был сражен сразу и наповал!
«Хорошо сказал, - растеряно пробормотал он. – Очень хорошо».
Потом некоторое время молчал, а его губы при этом слегка шевелились – явно повторял про себя мою пионерскую речевку. Потом отошел к своим друзьям и, видимо, повторил для них… С этого момента в фан-клубе установилась крепкая польско-американско-квебекская дружба, вместо кофе мы пили виски, хором подпевали Дженис и даже травкой пришлось угоститься, чтобы не огорчить наших новых друзей.
Откровенно говоря, мне искренне было жаль этих милых, застрявших в прошлом людей. Я этого не понимал никогда, как, впрочем, не понимаю фанатизма любой природы – что-то есть во всем этом ненормальное, болезненное, фальшивое.
…Когда шли к метро, жена(все еще под легким кайфом) мурлыкала под нос Summertime, потом вдруг сказала:
- Ты знаешь, я, кажется, придумала, что подарю тебе на день рождения.
- Что? – глупо и сразу купился я.
- Полное собрание песен Дженис Джоплин. Всего-то два диска, а счастье какое!.. И, главное, на всю жизнь!
…Если будете на Арбате, приглядитесь внимательно к «стене плача»: там в нескольких местах под словами «Цой жив!» несмываемой аризонской краской написано "и Дженис тоже!» Каюсь, моя работа – хулиганю ночью темной, специально приезжаю со своей окраины. Если подловят менты – откуплюсь. А вот если фанаты Цоя… Впрочем, не будем о грустном – искусство всегда требует жертв.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments