Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

Чесночный век отечественной литературы

Надо признать, термин неустоявшийся, спорный. Но поскольку других нет, будем оперировать этим. Любой школьник расскажет вам и про «золотой век», и про «век серебряный», про кровавую сталинскую диктатуру, убившую все живое и про долгожданную хрущевскую оттепель, когда вдруг всё зазеленело и пошло в рост. Но спрашивать, что именно зазеленело – бесполезно, школьникам об этом не рассказывают. Педагогам почему-то неловко говорить о том, что по неведомым причинам быстрее и сильнее всех рос чеснок – со временем он забил не только злаковые, но и практически все сорняки, превратив отечественную литературу в сплошные чесночные джунгли.
Хорошо ли это? Не знаю. Чеснок овощ полезный, хотя питаться одним чесноком желающих мало: вот и падают тиражи, и толстые журналы никто не читает, и лауреатов ведущих литературных премий никто не знает и знать не хочет.

Первую премию на «Большой книге» в этом году получила прекрасная русская женщина с безупречно русскими именем и фамилией – Мария Степанова.
Это не первая ее премия и даже не двадцать первая – дурно пахнущие намеки критика Кузьменкова на то, что Степанову награждают за место работы (главный редактор проекта Colta.ru) и пятую графу (конкретизировать не буду, слово в приличном обществе табуировано), мы пропустим мимо ушей: думаю, это элементарная зависть.
Это в равной степени относится и к остальным двум призерам, которых проще показать, чем хоть что-то вымолвить, немея от почтительного восторга (у Кузьменкова, кстати, и для них хороших слов не нашлось).

Но вернемся к победителю – сегодня ее день, ее праздник.

«Сервильные рецензенты уже приклеили к «Памяти памяти» ярлык «лучший русскоязычный роман года». Хотя каким боком эта скуловоротно тоскливая эссеистика похожа на роман, знают лишь сами критики.
Теоретически «Память» – семейная хроника. Но авторесса знает о своих предках невыносимо мало. Прадедушка Залман варил мыло, бабушка Дора варила гороховый суп…
Не Бог весть какой аттрактант. Но для Степановой оно и не важно: бабушки, дедушки, а также разные прочие кузины и кумовья – лишь предлог для неукротимой логореи с навязчивой претензией на интеллектуальность. К дневнику тети Гали на живую нитку пришит дневник Сьюзен Зонтаг, к французским вояжам прабабушки Сарры – французские вояжи Шарлотты Саломон. М.С. самовыражается на разрыв аорты, во всю толщину БСЭ и во все мегабайты Википедии».


…Справедливости ради, надо заметить, что цитируемая статья напечатана за полтора месяца до подведения итогов «Большой книги», поэтому у автора, видимо, и отсутствует должный пиетет перед очередным классиком «джунглей».
Tags: "Большая книга", Архангельский, Быков, Кузьменков, Степанова, литстёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments