Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

Аксенов. Невероломная любовь

Чем больше ты кого-нибудь любишь, тем меньше интересуешься мнением других людей о предмете своей любви.  Думаю, это происходит потому, что ты инстинктивно оберегаешь существующий в твоей душе образ.  К писателям это относится в первую очередь.  Скажем, я сознательно избегаю книг и статей о Хемингуэе, Набокове, Вознесенском. Умудрился не прочитать быковского Пастернака, хотя книгу хвалят даже те, кто Быкова терпеть не может. Примерно такая же ситуация с Аксеновым.  Его я любил не только как писателя, но и как человека. Мне нравилось в нем практически всё: как он говорит, улыбается, молчит, ест, пьет, ходит. Мне нравилось, как он одевается и какую выбирает обувь(ортопедическую – по шутливому замечанию одного моего знакомого).  Мне очень жаль, что его уже нет с нами. И мне очень его не хватает – как человека, прежде всего. Как писатель он уже вряд ли сказал бы мне что-то новое – всю его позднюю прозу я не принимаю и не люблю с той же силой,  с какой люблю прозу раннюю.  Тут я перехожу в область типичной любовной шизофрении, поэтому весь следующий абзац можно легко пропустить.
Итак, я уверен, что Аксенов родился рассказчиком – блистательным, тонким, ни на кого не похожим, - в этом качестве он и займет свое законное высокое место  в отечественной литературе.  Его переход к так называемой  большой  форме был вызван причинами вторичными и явно не творческими – это и было, собственно, начало конца.  Я не возьмусь назвать ни одного по-настоящему выдающегося  романа Аксенова.  Другие называют охотно и много,  Бог им судья. Я же в аксеновских текстах подметил простую закономерность:  чем больше объем, тем ниже уровень.  Критический потолок – повесть листов так на семь-восемь. Сейчас ту же ошибку, на мой взгляд, совершает Пелевин. Ну, не романисты они оба, что тут поделаешь?!
Увы, и читатели, и издатели предпочитают именно романы. Рассказ годится разве что в виде довеска в книге или чтоб дырку в толстяке заткнуть.  Поскольку романы сейчас пишут все, их средний уровень крайне низок. На этом фоне  даже слабые романы Аксенова  смотрятся  выигрышно.  Да и сам он смотрится чуть ли не Гулливером среди лилипутов: что внешность, что личность, что судьба. Он все еще интересен читающей публике. А значит, наверняка будет интересна и книга о нем,  написанная двумя его коллегами и друзьями – Евг.Поповым и Александром Кабаковым.  Она только что вышла, но прессу собрать уже успела.
http://evgpopov.livejournal.com/41351.html
Неделей раньше была презентация, на которую я собирался сходить, но все же  решил не искушать судьбу.
http://evgpopov.livejournal.com/40750.html
И Попов, и Кабаков не только писатели хорошие, но и люди удивительные -  послушал бы их с огромным интересом, но только если бы… они не говорили об Аксенове.  Да, они его знали лучше многих и рассказать могут такое… Но не расскажут. То есть, в узком кругу могут, а вот здесь, для широкой публики никогда. Потому что если ты уж берешь в руки кисть с бронзовой краской, то и культуртрегерские задачи выполнять должен.  Скажем, вряд ли эти два блестящих литератора считают «Остров Крым» великим романом, а халтурную, написанную исключительно ради денег «Московскую сагу» летописью поколения, но хвалить-то все равно надо.  И в сто первый раз воспевать героических авторов и создателей пресловутого «Метрополя» тоже придется – это уже ритуал, деваться некуда.  И ничего, что в сто первый, - публика выросла новая, она может и не знать. Да и себя, любимых, лишний раз похвалить  приятно.  Мне, откровенно говоря, при этом присутствовать не хотелось бы.  Да и не знаю, как бы я себя повел при передозе патоки и елея. Возможно, просто бы вышел из зала и поставил уважаемых мной людей в неловкое положение.  Да еще по дороге к двери наверняка бы от охранника в лоб получил, что правильно:  это не променад на Тверской – если пришел, сиди!.. Понимаю, насколько ущербна моя позиция, но поделать с собой ничего не могу.
Евгений Попов в свое время дебютировал громко: два рассказа в «Новом мире» с предисловием Шукшина. Предисловие, кстати, так себе, а вот рассказы изумительные. Один из них назывался «Жду любви невероломной». 
Вот об этой невероломной любви я и хотел сегодня с вами поговорить.
Если вы ничего не поняли, перечитайте еще раз.
Если опять не поняли, взгляните на подзаголовок и простите автора.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments