Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Деменция

Признаюсь в сокровенном желании: мне хочется сойти с ума. Точнее, мне нужно это сделать (о причинах ниже). Но не навсегда, разумеется, на время. Типа, уйти и вернуться… Это, как выяснилось, сложно. Во-первых, ума-то большего нет, поэтому неизвестно, как с него сходить: то ли карабкаться вверх, то ли сползать вниз, то ли куда-то в сторону и огородами к Котовскому. В общем, дороги я не знаю.



Естественно, вы спросите: зачем? Это мои ложные творческие амбиции – мне хочется написать о том, о чем никто и никогда не писал: в мире нет ни одного романа о деменции. Ну, это если не считать многочисленных имитаций, самая занятная из которых "Последний вздох памяти" Герды Сондерс.

И, в общем-то, понятно почему нет. Когда ты вне материала, ты можешь лишь дилетантски фантазировать на эту тему, когда внутри – ты уже никогда и ничего осмысленного написать не сможешь.
Эмиль Золя ходил с записной книжкой в публичный дом, Лев Толстой – к соседу, умирающему от рака: в первом случае родился роман «Нана», во втором – «Смерть Ивана Ильича». Мне не к кому идти, а к Маргарите Тереховой меня не допускают.



Деменция – болезнь страшная, но если искать в ней плюсы, то это абсолютно свободное перемещение во времени и постепенная потеря всяких связей  с реальным миром. Вот этот процесс мне и интересен.
Свободная композиция, смесь прошлого и настоящего, причудливых снов, жуткого бреда, шизов, фантазий – это как пяльцы, с помощью которых можно вышить любой узор и он будет выглядеть естественным. Это не замысел, конечно, а лишь его предчувствие, но мне было бы интересно покопать в этом направлении.

К сожалению, у меня хорошая наследственность: в моем роду сумасшедших нет, так что и спросить не у кого. Правда, у одной моей давней подруги мать лежит в элитной богадельне с диагнозом «деменция». Женщина еще не старая, едва за семьдесят: пять лет назад она – доктор наук, профессор – заведовала кафедрой в престижном вузе. Все произошло, как рассказывает подруга, как-то незаметно – сначала не смогла преподавать, потом поддерживать разговор, а потом уже этот страшный диагноз.
Болезнь свою она не осознает. Дочь принимает за свою младшую сестру, погибшую двадцать лет назад, и постоянно упрекает ее в аборте, сделанном на большом сроке.
«Дура, у тебя же теперь детей не будет!»
У моей подруги двое детей, недавно родился внук, а абортов она – женщина верующая и богобоязненная – не делала никогда.

Все, что касается профессии, мать забыла напрочь. Но сохранился начальственный тон в общении с окружающими.  Врачи к этому относятся с пониманием, младший медицинский персонал боится ее до ужаса – когда делают уколы, руки трясутся. Возраста своего она не помнит и не ощущает: в зеркале видит явно что-то другое (как, впрочем, многие женщины). Из трех мужей помнит только второго.
«Почему ко мне Николай не приходит?.. Ты сказала, что я его простила? Козел, конечно, но, кажется, я все еще его люблю».
Переход в собственное детство обычно бывает стремителен: она вдруг начинает говорить о вещах, которые произошли шестьдесят лет назад так, словно это было вчера. Тут моя подруга могла только молча слушать и кивать: про прыгалки, каток на Чистых, очередь за хлебом, педофила-физрука, который зажал ее в раздевалке спортзала и залез рукой в трусы.
«Самое постыдное – что мне это было приятно… До сих пор не могу себе простить».

Я специально раскручиваю свою подругу на эти разговоры: ей это неприятно, мне же – безумно интересно.
И я уже догадываюсь, чем этот мой интерес может закончиться. Потому что я сам начинаю себя искусственно погружать – чего не сделаешь ради служения литературе? – в этот процесс полу и недо деменции.
К тому же у меня есть тщательно скрываемый личный интерес. Забытые слова – самые важные, единственные, которые я раньше хорошо знал – хочется вспомнить.
И то, как выглядела она – моя единственная, которую волей обстоятельств я покинул, а теперь никак не могу вспомнить ни имени ее, ни лица. Разумеется, я себя искусственно накручиваю, я погружаюсь в транс, в шестое измерение, я сбрасываю с себя свою прошлую жизнь, свои привычки, убеждения, заморочки; я чувствую себя девственницей, случайно попавшей в бандитскую сауну – целку, конечно, сломают и на хор поставят, но голым пришел, голым должен и уйти.

В моем больном воображении игра с девочкой в песочнице сменяется медсестрой с шприцем в руке, потом вдруг появляется гарем из каких-то женщин; я сбегаю от них в окно и оказываюсь там, где никогда не был: в городе Янгон. И дом мне не знаком, хотя в саду на веревке сушатся мои джины, трусы и выцветшая майка с какой-то дурацкой надписью. А рядом рыбацкие сети, и я понимаю, что где-то тут рядом море. И я легко нахожу его, ныряю с обрыва, плыву, обретаю спокойствие и трезвость мысли, а потом выбираюсь на берег -  молодым, стройным, мускулистым – плюхаюсь на горячий песок, который на поверку оказывается прахом из крематория. А рука моя – сильная, жилистая, загорелая – высыхает на солнце как плевок негра, который только что предложил мне очки, кокс и девочек, а я отказался. Я бы взял, у меня денег нет. И карманов, где они могли бы лежать. И вообще, я не знаю, как я здесь оказался, я хочу назад, я хо…
«Что хо, дед? – спрашивает меня шпаненок малаховской наружности (интересно, как он здесь оказался?) – Ну, ты чего? Готов, что ли?.. Готов».

Вот так, наверное, все это должно кончиться. Но меня это не пугает: я почему-то уверен, что сумею вовремя соскочить – где-нибудь на полпути из Янгона в Малаховку)

Умные люди советуют пойти более простым путем - устроиться санитаром в богадельню. Наверное, это тоже вариант, сейчас я его обдумываю.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В огне брода нет, на войне нет правды

    Огорчу патриотов с обеих сторон: ваши соплеменники, безусловно, истинные герои гибнут в Нагорном Карабахе совершенно зря – они всего лишь…

  • День рождения модного поэта

    Это случилось вчера. Не юбилей, просто очередная дата, да и поэт средний, из восьмой сотни. К тому же умер давно, но в моей фейсбучной ленте почти…

  • COVID-19: «неожиданные» новости

    В Совбезе РФ предупредили об эпидемиях "рукотворных" вирусов. Прозрели? Появились новые данные? Снято негласное табу?.. Ведь еще…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments