Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Москва не хочет Маршака

Любит, конечно – кто же не любит Самуила Яковлевича, все были детьми, все читали – но, видимо, эта любовь не настолько пылкая, чтобы пожертвовать ради нее одним из немногих сохранившихся островков старой Москвы, где Российский еврейский конгресс хочет установить четырехметровый(!) бронзовый памятник Маршаку.
                                                                                                                                                                                                  



Господа евреи из конгресса называют этот маленький скверик площадью. Формально они правы: это самая маленькая площадь в Москве. И единственная пятиугольная – сейчас единственная, после уничтожения Собачьей площадки.

Мне это место особенно дорого, здесь прошла часть моего детства: я жил в Малом Казенном (тогда переулок Мечникова), учился в 330-ой школе и по дороге домой обязательно забегал в булочную «у китайской прачечной», где не было уже давно ни прачечной, ни китайцев, а название осталось.

Но я отвлекся. Российский еврейский конгресс руководствуется благой целью – «возвращение Самуила Яковлевича Маршака в нашу действительность». Странно, разве он когда-то из нее выпадал? Книги регулярно издаются, в школе изучают, память увековечена: на всех домах, где он жил – Москва, Петербург, Воронеж – висят мемориальные доски.
А в Воронеже, на родине писателя и памятник недавно поставили – большой, красивый.



Мало того, в Москве и Иерусалиме ежегодно проводятся «Маршаковские чтения», запущен именной фирменный поезд имени Маршака Москва-Воронеж, поезд метро "Мой Маршак"... У Маяковского своего поезда нет, у Евтушенко, даже у Пушкина – у Маршака есть! И все благодаря Российскому еврейскому конгрессу. Ну, молодцы, что тут скажешь. Они прославляют не только Маршака, но и его ближайшее окружение: скажем, нынешнего телевизионного властителя умов Владимира Познера – он был последним литературным секретарем Самуила Яковлевича.



Так нужен ли Москве памятник Маршаку? Ну, наверное, нужен. Тем более господа евреи и деньги уже собрали (у них, кстати, это всегда получается хорошо). Выбор места – вопрос принципиальный. Лично я бы поставил этот памятник в Новой Москве или, скажем, в Восточном Бирюлево. Там в основном живут недавние выходцы из Средней Азии и Азербайджана. Вряд ли все они знают кто такой Маршак, а тут подойдет какая-нибудь Зульфия со своим выводком к памятнику и прочтет бессмертные сроки – «Ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице, ищут давно, но не могут найти…» Прочтет и вздрогнет – для нее эти строчки очень актуальны: ее мужа, который по глупости пару лет поработал в ИГИЛ, тоже ищут. Хороший поэт, подумает Зульфия, жизненный – и, быть может, книжку купит.



Мои доводы, как и петиция нескольких тысяч москвичей, поставивших свои подписи, Российский еврейский конгресс не только не убеждает, возмущает. «Памятник Самуилу Яковлевичу Маршаку должен стоять в центре города! – с пафосом отвечают они. – И только на Лялиной площади».
«Да, но почему именно здесь?» невольно смущаясь от этого напора спрашивают москвичи.
«Да потому что он здесь жил. Рядом!»
Ничего себе рядом – от дома Маршака (Земляной Вал, 14–16, там мемориальная доска висит) добрых полкилометра.



«А где же нам его ставить? – потерял всякое терпение президент РЕК Юрий Каннер. – На Земляном валу места нет».
«Вместо Цезаря Кунникова поставьте, пошутил известный москвовед Вася. – У вас теперь вся власть, вам разрешат».
«Прошу не провоцировать меня на антигосударственные разговоры! – ответил Каннер.
«На Казакова поставьте, напротив Гоголь-центра, посоветовала древняя старушка, которая помнила, как сносили Сухареву башню. – От дома Маршака те же пятьсот метров. И публика там в основном ваша, они оценят».



Господин Каннер задумался: Серебренникова он финансировал, но в театре не был никогда. К тому же вопрос уже согласован, отступать поздно.
«Московская Дума одобрила, распоряжение Собянин подписал», – буркнул он.
«Ах, сам Собянин, пришла в движение толпа. – Мы его так любим, так любим, просто слов не хватает… В общем, не будет здесь никакого памятника, вопрос закрыт!»
«Не понял», удивился этой неожиданной агрессии Каннер.
«Да чего тут непонятного, Юрий Исаакович, тихо сказал москвовед Вася. – Поставьте этот памятник у себя на родине, в Житомире. Кстати, а вы когда планируете вернуться в родные пенаты?»

Да, это было очевидное хамство. И явная неточность: Каннер родом не из самого Житомира, а из местечка в сотне километров от областного центра. О Маршаке он впервые узнал уже в институте, о Лялиной площади – десять дней назад. Но человек – хоть уже и в солидном возрасте – работает над собой и растет. Руководить всеми евреями России, скажу я вам, задача не из легких)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →