Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

Он хотел лежать в Венеции

А Венеция этого явно не хотела. Видимо, с подачи нечистой силы, ибо неприятности начались еще в самолете. Сначала сам собой открылся гроб – крепкий, американский, не на каких-то там гвоздях, а на болтах и шурупах. Они даже при авиакатастрофах не всегда открываются, а тут — вроде бы ни с того ни с сего. Уже в аэропорту Венеции стали грузить гроб на катафалк, а он взял и переломился пополам. Тоже сам собой.


Пришлось срочно искать новый гроб и перекладывать тело. Вы представляете себе эту картину?.. Боюсь, не полностью: вы запахи не можете почувствовать – до этого тело Бродского почти полтора года пролежало в склепе в Нью-Йорке.

Но и это еще не всё: когда труп на гондолах доставили к месту предполагаемого захоронения – между могилами Стравинского и Дягилева – вдруг выяснилось, что места для него там нет. Дело в том, что для захоронения на русской половине кладбища необходимо разрешение Русской православной церкви, а она его не дала, поскольку православным Бродский не был. Как, впрочем, не был и иудеем, хотя и это бы не помогло: евреев на кладбище Сан-Микеле вообще не хоронят.

Тогда вдова Бродского Мария Содзани решила похоронить его по католическому обряду. Там меньше сложностей, но они были.
В общем, гроб стоит, стоят пришедшие люди, а переговоры все длятся и длятся.



В результате принимается решение похоронить Бродского на евангелистской стороне. Но там нет свободных мест. Тем не менее место нашли — в ногах у Эзры Паунда, который был ярым антисемитом, и которого Бродский терпеть не мог. Но выбора уже не было. Еврей и антисемит фактически в одной могиле это путь к компромиссу, пусть и посмертному. Увы, и это не получилось.

Начали копать — сплошь чьи-то черепа да кости, хоронить невозможно. В конце концов бедного Иосифа Александровича в новом гробу отнесли к стене, за которой воют электропилы и прочая техника. Положили ему в гроб бутылку любимого виски и пачку любимых сигарет. А захоронили практически на поверхности, едва присыпав землей. Потом в головах поставили крест.
Позже было еще одно перезахоронение, там он сейчас и лежит. Но уже без креста. Ибо нехрен унижаться перед какими-то непонятными евангелистами.



Поэт может соврать женщине, государству, налоговым органам, – но только не своей Музе! Уж если сказал «Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать», будь любезен исполнить. Да, у тебя были сложные отношения с прежним режимом, но ведь там теперь новая власть – тебя любят и ждут.
Мало кто знает, но Ельцин (который в своем поэтическом развитии остановился на Агнии Барто) лично отправил на похороны Бродского шесть кубометров желтых роз. Почему именно желтых и почему шесть?.. Ответа на этот вопрос я не нашел.

Можно, конечно, как экскурсоводы русских пакетников, вешать на уши лапшу: типа, Венеция – это практически тот же Васильевский остров, везде вода. Или что Бродский – последний великий русский поэт… Во-первых, не последний. Во-вторых, не русский, а русскоязычный. Как говорится, почувствуйте разницу)

Википедия: «Иосиф Александрович Бродский скоропостижно скончался в ночь c 27 на 28 января 1996 года, не дожив 4 месяца до своего 56-летия. Причина смерти — внезапная остановка сердца вследствие инфаркта.
1 февраля 1996 года прошло отпевание. На следующий день состоялось временное захоронение: тело в гробу поместили в склеп на кладбище при храме Святой Троицы (Trinity Church Cemetery), на берегу Гудзона, где оно хранилось до 21 июня 1997 года.



Присланное телеграммой предложение депутата Государственной Думы РФ Г. В. Старовойтовой похоронить поэта в Петербурге на Васильевском острове было отвергнуто".

Близкий друг и по совместительству секретарь Бродского И.Кутик в своих воспоминаниях эмоционально дополнил Вики:
«За две недели до смерти Бродский купил себе место на кладбище. Смерти он боялся жутко, не хотел быть ни зарытым, ни сожженным, его устроило бы, если бы он оказался куда-нибудь замурованным. Так оно поначалу и получилось. Он купил место в маленькой часовенке на ужасном нью-йоркском кладбище, находящемся на границе с плохим Бродвеем. Это была его воля».
А потом уже – через полтора года и благодаря хлопотам вдовы, было перезахоронение в Венеции. Но об этом я уже рассказал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments