Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Categories:

«А у нее такая маленькая грудь…»

В исходном авторском тексте этой строчки нет. Как нет и других, не менее ярких – «следы проказы на руках», «татуированные знаки» и т.д. И главный герой у автора иной – не капитан, а юнга. Видимо, одесская гимназистка не знала, что юнгами нанимали мальчишек 10-12 лет – какая уж тут страстная любовь, дымящаяся трубка и крепчайший эль после жестокой драки?



Юнга к тому же был инфантильный, с девичьими реакциями: «Приехав, он спешит к ней, чуть дыша». Ну да, а когда узнал, что ее замочили, в обморок упал.
Текст явно переписывал и дополнял народ – уже когда стихи стали песней – было четыре строфы, стало (в зависимости от варианта и исполнителя) 6-8.

Когда именно появилась песня и кто был автором музыки достоверно сказать невозможно: пока остановились на версии, что ее написал один композитор, известный под тремя разными именами Леопольд Сендерович Иоселевич, Поль Марсель и Павел Александрович Русаков. Впрочем, об этом пусть спорят музыковеды, мне достаточно факта, что в исполнении Вертинского и, скажем, Высоцкого это две разные песни. Впрочем, пора послушать.



Чем интересна Вера Инбер кроме этого (как бы ее) стихотворения, ставшего шлягером?.. Ну, во-первых, своим знаменитым родственником – Лев Троцкий был ее двоюродным дядей, прожившим целых пять лет в их доме. Что любопытно, ее не сгноила в лагерях коварная советская власть и даже не пытали в НКВД бериевские палачи. А вот на строительстве Беломорско-Балтийского канала имени Сталина она была – в составе писательской бригады, сам Горький пригласил. Потом она написала об этом книжку и премию получила.

В общем, властью она была обласкана и щедро награждена Сталинская премия второй степени, три ордена Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почёта», собрание сочинений в четырех томах, квартира в Камергерском переулке, дача в Переделкино, регулярные поездки за границу.

Говорят, активно стучала на коллег, с воодушевлением громила врагов народа, Зощенко с Ахматовой, Бориса Пастернака. Последнего она яростно требовала лишить советского гражданства. Но это все коллективные акции на Леонида Мартынова она написала личный донос... Противная тетка, одним словом – это даже по ее портретам видно.



Уровень ее поэтических текстов я оценивать не берусь. Ясно, что это не первая десятка отечественных поэтов и даже не пятая сотня. И все же в истории литературы она останется – не только «Девушкой из Нагасаки», но и вот этой эпиграммой, увековеченной Ильей Эренбургом в своих знаменитых мемуарах «Люди, годы, жизнь».

«Дико воет Эренбург
Вера Инбер разделяет дичь его –
Ни Москва, ни Петербург
Не заменят им Бердичева».

Это было прочитано публично на писательском междусобойчике в присутствии персонажей. При этом Вера Инбер смеялась до слез (как была дурой, так дурой и осталась), а вот Илья Григорьевич смертельно обиделся. Во-первых, какой Бердичев – он половину жизни прожил в Москве, а половину в Париже. Во-вторых, это же явный антисемитизм!
Ну, наверное. Правда антисемитизм внутриеврейский – автор эпиграммы Александр Койранский чистокровный иудей в триста первом поколении.



Жизнь Вера Инбер прожила долгую и счастливую. Похоронили ее на Введенском кладбище, что странно – там обычно немцев хоронят.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal