Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

"Невыносимо, что не влюбиться"

Начал с одной цитаты, продолжу другой: «Только влюбленный имеет право на звание человека!» Вторая строчка в поэтическом отношении слабовата: ее мог бы написать Максим Горький и даже Эдуард Асадов. Ну, да ладно.
Согласен и с Блоком, и с Вознесенским – мне тоже дискомфортно жить без любви. Сколько себя помню, всегда был человеком влюбчивым речь, разумеется, не только о женщинах, но и о людях вообще, об их фильмах, музыке, фильмах, поступках да и просто высказываниях, и вот уже лет так пять как отрезало. Раньше хоть социальные сети выручали, теперь и здесь холодная пустыня... Вот три мои последние виртуальные влюбленности.



Первый умер, во втором полностью разочаровался, к третьему просто охладел.

Сейчас мое сердце пусто. И это печально. Нет, разумеется, остались родственники, стырые друзья, любимые писатели, художники, кинорежиссеры, композиторы, города и даже любимый пейзаж в середине бухты Карон бич, куда меня не пускают. Но это все любови старые, мне хочется новых.

Тут нужно уточнить: моя влюбленность навязчивой никогда не была. Более того, я отказался знакомиться, скажем, с Андреем Вознесенским и Алексеем Балабановым – мне было неловко, я смущался как барышня. И если бы сейчас – предположим невероятное – мне выпала невиданная честь увидеть живого Пушкина, я бы просто смотрел на него издалека: молча и с обожанием. Многие бы наверняка стали автограф просить, пуговицы с сюртука отрывать, барышни полезли бы целоваться, а Булат Окуджава непременно предложил бы «поужинать в Яръ заскочить хоть на пару часов». Ну да, равновеликие фигуры – двум великим поэтам есть о чем поговорить друг с другом.

Нет, друзья, дело не в моей избыточной скромности – вообще-то я человек циничный, а порой и наглый – просто я, как мне представляется, хорошо знаю свое место и трезво его оцениваю.
Многим моим коллегам-литераторам этого, увы, не достает: по-настоящему талантливой прозы в текущей литературе практически нет, но каждый второй себя в гениях числит. Иногда доходит до клинических случаев – недавно в стриме у Кашина русскоязычный канадский автор молдавского происхождения скромно назвал себя «большим русским писателем первого ряда». Ну да, где-то между Достоевским и Чеховым.



Когда-то я неосмотрительно пообещал этому «классику» не называть его имя в публичном пространстве (даже в хештегах), что и стараюсь исполнять – исключительно ради памяти Виктора Леонидовича Топорова, который в свое время опрометчиво и надул этот пузырь.
Subscribe

  • «Ненастоящий Ерофеев»

    Термин ввел в оборот Виктор Топоров, чтобы не путать с настоящим Ерофеевым – Венедиктом. Себя он без лишней скромности называет так:…

  • Читать я начал в четыре года

    В пять перестал при чтении шевелить губами. В шесть перешел от Агнии Барто и Корнея Чуковского к Пушкину и Лермонтову… Не надо, друзья…

  • Мухи и шакалы

    Мухи только начинают слетаться, а шакалы отметились уже почти все. Тут ведь очень важно не упустить момент: вечером его уже не достать, он будет в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • «Ненастоящий Ерофеев»

    Термин ввел в оборот Виктор Топоров, чтобы не путать с настоящим Ерофеевым – Венедиктом. Себя он без лишней скромности называет так:…

  • Читать я начал в четыре года

    В пять перестал при чтении шевелить губами. В шесть перешел от Агнии Барто и Корнея Чуковского к Пушкину и Лермонтову… Не надо, друзья…

  • Мухи и шакалы

    Мухи только начинают слетаться, а шакалы отметились уже почти все. Тут ведь очень важно не упустить момент: вечером его уже не достать, он будет в…