Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

Писатель К. жаждет денег, тиражей и славы

Злые духи отказывают ему и в первом, и во втором, и в третьем. Впрочем, почти все поправимо. Материальное положение можно улучшить, ограбив банк или женившись на страшной перезрелой дочери нефтяного магната(первое, кстати, проще). А если будут деньги, будут и тиражи: страна большая, книжных магазинов все еще много и если хорошо забашлять дистрибуторам, то они доставят в каждый по пять-десять экземпляров, отчего наш классик Пелевин будет нервно рыдать и кусать локти – сто пятьдесят тысяч экземпляров его последнего, избыточно отпиаренного романа все еще не проданы и не будут проданы уже никогда.
А вот со славой сложнее.


Собственно, что это такое? Это когда  тебя узнают на улице или в метро,  и ты даже в ларек за пивом спуститься не можешь. Впрочем, с писателями подобное случается крайне редко.  Из современных  этим может похвастаться разве что Евтушенко, и то, исключительно благодаря манере крикливо одеваться. Изредка узнают тех, кто постоянно в ящике торчит – Веллер, Проханов, Лимонов, Быков, Прилепин. А вот Битов или Пелевин запросто могут и в трамвае проехаться, и сообразить в подъезде на троих – ручаюсь вам, не узнает никто!
Впрочем, слава вообще вещь эфемерная. С Валерием Леонтьевым я встретился на набережной в Майами, а с Жанной Агузаровой(вы только не смейтесь!) в Лувре. Уверяю вас,  я был единственным человеком, кто обратил на них внимание.
Мой френд К. опубликовал в своем журнале отрывок из воспоминаний  Александра Зиновьева.  Я тоже это сделаю, но сначала приведу ссылку - http://lib.rus.ec/b/129784/read#t125

«...У Симонова я познакомился с человеком, имя которого не помню. И не знаю, кто он был по профессии. Помню только, что от Симонова мы вышли вместе, зашли в какую-то забегаловку и основательно напились. Он пролистал повесть, но определенное впечатление себе составил. Он сказал, что самое криминальное в повести - то, что она внешне имеет форму оправдания подлости, и это разоблачает ее сильнее, чем если бы это была откровенная сатира. Он отметил также мою способность "смеяться без улыбки и рыдать со смехом". Этот человек дал мне совет, как стать писателем. "Чтобы стать писателем, - говорил он, - надо влезть в писательскую среду и начать крутиться в ней. Встречаться с писателями, лучше всего - с влиятельными. Делать вид, что ты восторгаешься их сочинениями. Написать что-нибудь серенькое и безобидное, но актуальное. О войне, конечно, было бы подходящим. О героизме. Показать написанное этим влиятельным писателям, выслушать их советы, учесть замечания. Кто-нибудь из них не устоит и порекомендует напечатать в каком-либо сборнике или заштатном журнале. Напечатав первый рассказик, благодари маститых покровителей. Подари оттиск рассказика с восторгами и благодарностями. Строчи второй рассказик и проталкивай тем же путем. Теперь рассказик можешь сделать получше, если, конечно, в состоянии. Чтобы было видно, что ты - растущий талант. Через несколько лет сочини повестушку. Дай ее на обсуждение в толстый журнал. Ну и покровителям, конечно. Терпеливо жди, когда решат напечатать. Самое главное - не обнаруживай, что у тебя есть способности. Лучше, если их вообще нет. Если способности есть, но маленькие, считай, что повезло. Большим писателем стать можешь. Напечатав повестушку, приложи усилия к тому, чтобы появилась хорошая рецензия. Не жалей денег на подарки и угощения. Кто-нибудь из покровителей клюнет и непременно произведет тебя в ранг подающих надежды. После рецензии добивайся вступления в Союз писателей. Лезь во все дыры. Участвуй в комиссиях. Холуйствуй перед всеми. Лижи задницу всем, кто может быть полезен. Добивайся авансов и всяческих благ. Чем больше урвешь, тем больше тебя ценить будут. Утвердившись, пиши толстый роман. Если ты все предыдущие советы выполнишь, роман автоматически получится именно такой, какой нужен для успеха в качестве выдающегося советского писателя". Я здесь изложил совет этого человека в сокращенном виде и так, как суть его припоминаю теперь. Тогда он говорил долго, несколько часов. После попойки я изорвал копию рукописи моей повести, которую мне вернул Симонов, и обрывки рассовал по мусорным урнам на пути домой».

Сейчас это читать несколько странно. С одной стороны, не изменилось ничего, с другой – изменилось все. Некоторые уверены(и мой френд К. тоже), что все наши беды оттого, что в кабинете Константина Симонова нынче сидит Андрей Василевский. А я вот считаю, что уж если Зиновьеву это не помогло, то не помогло бы и остальным. А уж если совсем серьезно, то каждый пишущий должен изначально знать, что деньги и славу выдают совсем в другом месте. Тогда и разочарований будет меньше.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments