Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Category:

...я смокинг, говорит, возьму у Васи(почти - (с)

Вася дал, он добрый. Да и зачем ему на Камчатке это буржуазное излишество?... Смокинг оказался впору, благо фигуру удалось сохранить почти девичью. Вася посмотрел на нее мутным с похмелья взглядом и не узнал не только дамы, но и смокинга своего. Но родство душ ощутил мгновенно. Причем душ мужских, суровых, критически настроенных к окружающей действительности. С тех пор он обращается к ней не иначе, как братан.


Мы познакомились в чужом журнале и практически сразу подружились. Человек талантливый, умный, начитанный, широко образованный, легкий – общаться одно удовольствие. Что это женщина, я понял практически сразу: есть некоторые стилистические тонкости, которые скрыть невозможно. Хотя надо признать, шифруется она замечательно. Во всяком случае, на несколько порядков лучше моих былых жалких потуг закосить под женщину.
Мой намек она поняла мгновенно и эзоповским языком попросила не делать мое знание достоянием широкой общественности. Естественно, я навсегда прикусил язык, общался с ней как с приятелем мужеского полу и называл исключительно мужским именем – что в ее журнале, что в своем.
А теперь придется сказать некоторые азбучные вещи. Провинция, увы, сушит. Постоянное безденежье портит характер. Невозможность самореализации в творчестве(повторюсь, человек она талантливый) заставляет выливать избыточную желчь не только на окружающих, но и на всех тех, кто сумел хоть как-то реализоваться. Причем, со знакомыми в вирте она еще сдерживалась, для остальных же включала «вентилятор с говном», - куда там Топорову или Кузьменкову: скромные мальчики они по сравнению с ней.
Литература для нее закончилась на Пушкине, всех остальных полагалось мочить безжалостно и жестко. Особенно ее раздражают шестидесятники и их последователи. Она почему-то всех их считает евреями, хотя в Окуджаве, Битове и Ахмадулиной найти иудейскую кровь и под микроскопом невозможно. Кстати, Белла Ахатовна ее особенно бесит – ну, это чисто женское: уж больно хороша она была в молодости.
Придется, увы, коснуться и весьма скользкой темы, хотя очень не хочется. Пятьдесят лет для женщины – как для мужчины семьдесят: сердце еще хочет, но на низ сигналы не подает. А если сигнал все же есть, то он столь слабый, что противоположным полом совершенно не улавливается. Это, разумеется, бесит. Иногда сильно. Порой же просто невыносимо… На моей памяти она поссорилась практически со всеми, с кем только можно было поссориться. Разумеется, все они мужчины. Среди них и известный писатель, и редактор «толстяка», неосторожно попытавшийся дать ей работу… Со мной, как я опрометчиво полагал, ей поссориться не удастся никогда. Во-первых, я знал больше других и уже поэтому был более снисходителен к женским слабостям. Во-вторых, любой назревающий конфликт всегда переводил в шутку, хотя надо признать, что чувство юмора -  это, пожалуй, самое слабое ее место, а стеб она читает разве что самый простейший и то по складам.
Но тут произошло нечто неожиданное: мне на мыло пришло письмо с подробным компроматом на мою подругу. Естественно, я ее тут же проинформировал, дабы была осторожна и предприняла упреждающие меры. Она поблагодарила, сказала, что это отвергнутый любовник(или кандидат на эту должность, тут я могу спутать) спустя двадцать лет вычислил ее в сети и решил отомстить. Верилось легко: мелкие мужичонки обиды помнят долго, а мстить готовы вечно.
Общение наше меж тем продолжалось в том же русле и в том же темпе. Но тут вдруг выяснилось, что мстительный мужичонка не только мне присылал компромат, а абсолютно всем, с кем моя подруга общалась в своем журнале. Что и говорить, месть весьма изощренная. И эффект от нее был виден невооруженным взглядом: журнал моей подруги как-то сразу опустел. Некоторое время мы в нем были практически одни. И разговоры наши стали как-то тяжелеть… Сначала она сказала: эту рассылку наверняка организовал кто-то из моих френдов. Ну, это вам виднее, подумал я, ибо общих френдов у нас практически не было. Потом сказала, что догадывается, кто это сделал, хотя и не уверена наверняка. Ну, и финальный залп: я даже не очень удивлюсь, если это сделали вы… Что называется, приехали. Тут и не знаешь даже, что сказать в ответ. Логика в принципе железная и чисто женская: все разбежались, ты остался, а значит, ты это и сделал – чтобы типа побыть со мной наедине, шалунишка… Это, разумеется, был уже перебор. И мне не оставалось ничего другого, как покинуть мою подругу вслед за остальными. Печально, конечно, но что тут поделаешь?!
А рассказываю я все это лишь потому, что в сети много желающих поиграть в маскарад с переодеванием. Ничего зазорного в этом, разумеется, нет, но надо все же помнить, что если ты меняешь юбку на смокинг, яйца от этого не вырастают. Можно, конечно, подложить накладные и усы приклеить, но в текстах ваших как не было яиц, так их и не будет: этого, увы, не учла моя бывшая подруга – умный человек, но глупая женщина.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments