Владимир Холодов (vlad_dolohov) wrote,
Владимир Холодов
vlad_dolohov

Взвейтесь кострами… ночи безумные!

С революцией у меня отношения сложные. С детства. Помню, пели в лагере «...синие ночи, мы пионеры – дети рабочих», но я лишь рот открывал. И вовсе не потому, что голоса нет, - я боялся, что подойдет сейчас кто-нибудь из вожатых и спросит сурово: «Ты чего примазываешься? Это кто же у тебя в семье рабочий?»
И будет прав, ибо в моей ущербной родословной ни одного пролетария, - сплошь интеллигенция вонючая


, да жалкие ошметки сомнительного дворянства.
В комсомоле я тоже успел побывать. К вступлению готовился тщательно, даже выучил наизусть фамилии всех членов Политбюро. Меня приняли, а девочку из параллельного класса нет – она шла по улице и горько плакала. Мне хотелось ее утешить. Из сексуально-корыстных соображений: девочка выглядела как вполне сложившаяся девушка – круглая попка, высокая грудь, стройные ножки в мини… Моих утешений она не приняла, поскольку уже устала от этих самых утешений: комсомольский секретарь только что выводил ее на лестницу, гладил волосы и плечи, отечески прижимал к себе – примем мы тебя! непременно примем… но все же сначала нужно сделать аборт. В общем, за блядство ее не приняли – нравы тогда были пуританские, понятие трактовалось расширительно.
Революцию 91-го года я встретил уже человеком взрослым и даже начитанным. Поэтому в принципе не понимал, как могут бороться против коммунизма первый секретарь обкома партии(Ельцин), преподаватель научного коммунизма(Бурбулис) и сотрудник газеты «Правда» и журнала «Коммунист»(Егор Гайдар). В общем, я опять оказался вне тренда: не стоял у стенда «Московских новостей»(которые редактировал творец ленинианы Егор Яковлев), не жег партбилета(у меня его просто не было), не млел от Ельцина в восторженной толпе Лужников и Манежной и даже академика Сахарова не смог полюбить, видя в нем лишь жалкого подкаблучника.
Кстати, 1991 и 2012 очень похожи – театральностью действа, буффонадой и тотальной ложью. Тогда все думали, что борются против коммунистов и разрушали СССР, сейчас борются против Путина и кремлевского ворья, а разрушают Россию. Все всё забыли,  и, значит, так им и надо.
Настоящей революцией пахнуло лишь в 93-ем, когда неожиданно восстал народ – обобранный, униженный, лишенный не только настоящего и будущего, но и прошлого. Будучи уже тогда человеком крайне аполитичным, я все же собирался идти к Белому дому. Мать не пустила. Она догадывалась, чем всё обернется, я нет… Помню истеричные выступления у Моссовета, огромное количество больших черных тачек у ресторана «Арагви» и каких-то чеченцев тоже во всем черном и с автоматами(Гайдар раздал), которые на эти тачки ссали. Потом было Останкино, вопли Ахеджаковой, тревожная ночь, а утром все смотрели трансляцию CNN – харакири страны в прямом эфире. Вечером поехали с подругой в центр. У Большого театра стояли автобусы банка «Хелп», из них доблестным омоновцам выдавали деньги за ратный труд. На улицах было пустынно и как-то очень странно(я бы сказал, страшно) пахло – наверное, так же, как в 1917-ом. Мы решили подойти поближе к Белому дому, но этого сделать не удалось: то и дело останавливали, проверяли документы, заворачивали. Тогда стали пробираться переулками. В одном из них вдруг приподнялась крышка канализационного люка, показалась чья-то голова. Потом вылез и человек – в светлом окровавленном плаще, под полой которого угадывался ствол. Это был парень лет двадцати пяти. Лицо у него было совершенно безумным, да и говорить он не мог. Жестом попросил закурить, подруга протянула ему пачку. Он взял две сигареты, поблагодарил кивком, вернул пачку и медленно пошел по переулку. Не уверен, что он сумел докурить сигарету – через минуту с ним поравнялся патруль.
Вернувшись домой, я узнал, что убили моего товарища. Одни говорили, бейтаровцы, другие – что баркашовцы: типа забрались на крыши и с дуру стреляли в своих. Это, конечно, сомнительно(кто бы их туда пустил?), хотя в революцию всё бывает: это сейчас кажется, что все свои, лишь потом выясняются подробности и детали. И тот, увы, непреложный факт, что всех поделили на своих и врагов еще ДО начала всяких событий. Ну а список еще можно выбрать самому. Определились пока единицы, так что неизвестно, как фишка ляжет.

В происходящих событиях для меня ничего неожиданного нет. Разве то, что они случились позже, чем я предполагал. И проходят по несколько иному сценарию. Вряд ли я буду в них участвовать, но в страну вернулся именно для того, чтобы не пропустить сии минуты роковые(с). Сейчас жду, когда будут вброшены козыри: без них и у власти руки связаны, и у оппов – ни стратегии, ни лидеров, ни внятной программы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments