Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Психогигиена: черный список

Я уже как-то об этом писал, пытался давать советы, а сам себе помочь не смог: новостная лента постоянно подсовывает мне то одного либераста, то другого.



Александр Давидович Гольдфарб – глава фонда Литвиненко в Лондоне – сомневается в российской статистике по коронавирусу.
Наталья Зубаревич – Ельцин-фонд, Эхо Москвы – сомневается в России как таковой.

Collapse )

Шляпа Михаила Таля

Кто знает, где она сейчас? Я должен ее съесть, вернув тем самым долги гениального гроссмейстера. Почему именно я?
Описание: http://cs622222.vk.me/v622222674/8a81/a4RlPvVP2Ng.jpg
Об этом чуть ниже. А пока напомню то, что кто-то забыл, а многие и не знают. В 1960 году Михаил Таль обыграл в матче Михаила Ботвинника и стал самым молодым в истории шахмат чемпионом мира. Правда, на следующий год в матче-реванше Ботвинник, хорошо подготовившись, вернул себе титул. Таль же не готовился вообще: он не был честолюбив, к тому же не считал нужным отказываться от привычного образа жизни – любил выпить и поволочиться за женщинами, много курил(не избегая и травки), обожал шумные компании, театры, выставки, поездки на море. Его стиль игры – романтический, агрессивный, с большим количеством неоправданных жертв – в спортивном плане делал его уязвимым, чем Ботвинник умело воспользовался.
Мне кажется, с Ботвинником Талю играть было просто скучно – избыточно рациональная и сухая игра многолетнего чемпиона мира вызывала у него зевоту, да и к самому Михаилу Моисеевичу он относился не только без должного пиетета, но и с некоторой долей снисходительности: скучный человек, скучная игра, скучный род занятий.
Строго говоря, Ботвинник в нынешнем значении слова не был профессионалом: он играл в шахматы в свободное от основной работы время – доктор технических наук, профессор, в последние годы руководил созданием шахматной программы для компьютера («Пионер»).
Это был еще один повод для насмешек Михаила Таля. Он считал, что шахматы – это искусство, где главное – творческая интуиция, а не математический расчет. Попытки «алгеброй поверить гармонию» он называл глупостью и публично заявил, что готов съесть свою шляпу, если машина обыграет гроссмейстера.
Ботвинник пари заключать не стал. Впрочем, при их жизни победитель был бы всё равно неизвестен. Но в 1992 году умер Таль, в 1995 – Ботвинник, а в феврале 1996 года шахматный суперкомпьютер Deep Blue выиграл одну из партий у тогдашнего чемпиона мира Гарри Каспарова.
Collapse )