Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Wobbling

Тот, кто не испытал, тот не поймет и кайфа не поймает – девица гоняла ночью на мотоцикле, скорость 190 километров в час, полупустая трасса, неважное покрытие… Камера у нее была в шлеме – рассказывать не буду, всё увидите сами.
Collapse )

Дядя Саша

Александр Кабаков умер пять дней назад. Сегодня о нем написал Прилепин – очень тепло написал, искренне. Статью при желании прочтете сами, процитирую лишь один эпизод.
«Мы выступали вместе в Киеве (или во Львове?) И у Кабакова была пресс-конференция. И молодой украинский журналист говорит: «А как вы относитесь к украинской независимости и вообще к Украине?»
Александр Абрамович иронически спрашивает у организатора: «А когда у меня поезд? Через час? То есть, успею до вокзала доехать?» — тот кивнул.

И тогда Кабаков громко и внятно, чуть лукаво щурясь, произносит:
Collapse )

Ангелопулос

Мне было четырнадцать, ей тринадцать. Мы были влюблены друг в друга той первой любовью, которая бывает раз в жизни. И никого вокруг не замечали, потому что весь мир был в нас двоих – остальное лишь фон. Вечер, снег, занесенные трамвайные пути, ее озябшие руки в варежках.

Collapse )

Ваххабит Фитюлькин

На выходные, как всегда, собрались ехать в деревню к теще. Бронислав отпросился с работы пораньше, с женой должны были встретиться в метро. По дороге еще нужно было сигарет купить и кваса очаковского – с некоторых пор это проблема: Собянин позакрывал большую часть ларьков, в оставшиеся теперь очереди стоят. А уж в пятницу вечером – почти как в горбачевские времена за водкой. Но делать нечего: поставил Фитюлькин свою тяжелую сумку рядом с обоссанной бомжами стенкой ларька и принялся терпеливо стоять – без сигарет и кваса отдыха в деревне он себе не представлял.
Деньги у него были приготовлены под расчет, но пришлось в кошельке рыться – в стране, говорят, дефляция, но в очередной раз подорожали и квас, и красная ява. Когда вернулся к своей сумке, то оказалось, что их теперь… две. Совершенно одинаковых – черных, из кожзаменителя, «французских»(то бишь, пошитых вьетнамцами в Балашихе). «Эй, а вторая чья?» - зачем-то спросил Бронислав, как будто это имело какое-то значение. Тем более что свою он узнает сразу, по весу – только последний лузер и лох станет везти на дачу пятикилограммовые гантели и ПСС Проханова в пятнадцати томах.

Collapse )